Меню

Экономическаяпреступность сегодня

30 Сен 2020, Среда, 12:36
14.09.2020

Адвоката обвиняют в незаконном получении гонорара в размере 13 млн рублей

Главное следственное управление СКР по Московской области возбудило уголовное дело в отношении адвоката Ирины Даниловой. Фигурантами дела также являются экс-помощник президента РКК «Энергия» Михаил Петров и предприниматель Игорь Медведев, а свидетелем проходит экс-гендиректор дочернего предприятия корпорации — ЗАО «Тепло РКК Энергия» — Евгений Сысолятин.

Как сообщил в понедельник «Коммерсант», Даниловой и другим фигурантам инкриминируют мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК).

Дело было возбуждено еще в конце июля, но известно о нем стало только сейчас. По версии следствия, адвокат международной коллегии адвокатов «Москва» Данилова заключила с ЗАО «Тепло РКК Энергия» в 2014 г. договор на оказание юридических услуг на 13 млн рублей с целью их хищения. Юрист должна была представлять в Арбитражном суде Московского округа интересы компании, подавшей иск на 300 млн рублей к своей управляющей энергетической компании — ЗАО «Энергомашрегистр».

По данным издания, уголовное дело Даниловой стало продолжением расследования в отношении Сысолятина, Петрова и Медведева, начатого ГСУ СКР по Мособласти 18 ноября 2019 г. Дело было возбуждено по факту особо крупного мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК) по материалам аудита, проведенного «Роскосмосом». Как следует из материалов проверки, ЗАО «Тепло РКК Энергия» заключило в 2013–2014 гг. с ООО «Консультант» два договора на оказание компании юридических услуг на 21 млн руб., которые не были выполнены. По этому эпизоду Евгений Сысолятин уже получил полтора года колонии-поселения.

В ходе следствия Петров и Медведев дали показания на Ирину Данилову. Они утверждают, что ЗАО заключило с адвокатом фиктивный договор на оказание юридических услуг, а перечисленные на расчетный счет международной коллегии адвокатов «Москва» 13 млн руб., по их словам, сообщники должны были поделить между собой. При этом, утверждают фигуранты, Даниловой причиталось всего 500 тыс. рублей.

Данилову задержали в августе в Лужском районе Ленинградской области после проведения обыска, а затем привезли в Москву. Как отмечается, сделано это было без оформления протокола о задержании адвоката (он был составлен позже). После чего ее отправили в ИВС подмосковного Королева. Данилова с обвинением в мошенничестве не согласилась.

Защита адвоката направила обращение председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину, а сама Данилова попросила помощи у комиссии совета Адвокатской палаты (АП) Москвы по защите прав адвокатов, которая, в свою очередь, написала письмо прокурору Подмосковья Сергею Забатурину.

В частности, защита отмечает, что в постановлении Бабушкинского районного суда Москвы о проведении обысков в жилье Ирины Даниловой не было указания на ее адвокатский статус, а также не были указаны конкретные предметы, подлежащие изъятию, что грубо противоречит ч. 2 ст. 450.1 УПК («Особенности производства обыска в отношении адвоката»).

В свою очередь в обращении комиссии АП Москвы к прокурору Мособласти Сергею Забатурину говорится, что следователь «самоуправно сменил пароль у ее электронной почты и ID устройств, о чем сообщил ей в телефонном разговоре. Кроме того, в телефонном разговоре он не скрывал факта изучения содержимого телефона и электронной почты.

При этом никаких документов или предметов, имеющих отношение к самому предмету расследования, в ходе обыска не было обнаружено.

Кроме того, отмечает защита Даниловой, после обыска она была принудительно доставлена в ГСУ СКР по Санкт-Петербургу, где между ней и Михаилом Петровым была проведена очная ставка, а затем в столицу, при этом официально она не была задержанной.

Указывая на процессуальные нарушения, допущенные в отношении его подзащитной, адвокат Даниловой Роман Головкин отметил, что он «полагает, что у надзирающих за законностью деятельности органов предварительного следствия органов прокуратуры имеются веские основания для незамедлительного реагирования на допущенные очевидные грубые нарушения федерального законодательства».