Меню

Экономическаяпреступность сегодня

26 Фев 2024, Понедельник, 09:43
16.05.2013

Антикоррупционный центр дал советы правительству и Госдуме

Неприкосновенность членов парламента, следователей, прокуроров — одна из главных сложностей применения норм Конвенции ООН против коррупции в РФ. К таким выводам пришли эксперты российского отделения центра Transparency International в аналитическом докладе. Глава центра Елена Панфилова подчеркнула, что в России в сфере коррупционных преступлений наказание применяется избирательно. В "Единой России" с этим категорически не согласны.

Эксперты центра "Transparency International — Россия" проанализировали практику применения Конвенции ООН против коррупции, которую РФ ратифицировала в 2006 году. По мнению экспертов центра, большинство статей конвенции нашли отражение в российском законодательстве, однако часть положений не были должным образом реализованы. В частности, речь идет о ст. 20 ("Незаконное обогащение"), которая предполагает уголовное наказание за "значительное увеличение активов" чиновника, которое публичное должностное лицо "не может разумным образом обосновать". Как писал "Ъ" 22 января, соответствующий законопроект, авторами которого являются депутаты от КПРФ, лежит в Госдуме без движения уже два года. В марте КПРФ сообщила, что передала "руководству страны, Госдумы и Совета федерации" 115 тыс. подписей за ратификацию этой статьи.

Елена Панфилова отметила, что в законодательстве не отражена ст. 13 конвенции, согласно которой государство должно принимать меры по содействию активному участию гражданского общества в предупреждении коррупции и борьбе с ней. В РФ, напротив, в нарушение этой статьи деятельность Transparency пытаются признать политической, отметила она "Ъ". 26 апреля Минюст заявил, что центр занимается политической деятельностью и, если будет получать деньги из-за рубежа, ему придется зарегистрироваться как иностранному агенту. В то же время в 2012 году в закон о НКО были внесены поправки, согласно которым организация, формирующая нетерпимость к коррупционному поведению, признается социально ориентированной.

В докладе центра подчеркивается, что в России узаконен большой список должностных лиц — от президента до рядового следователя — для которого предусмотрен особый порядок привлечения к уголовной ответственности, в том числе в случаях, когда эти лица подозреваются в коррупционных преступлениях. Кроме этого, УК позволяет привлекать к ответственности лишь граждан, но не юридические лица. Поэтому в России нередки случаи, когда СМИ сообщают о фактах, которые можно трактовать как проявление коррупции, но они не расследуются.

По итогам своего исследования центр Transparency разработал ряд рекомендаций, а сам доклад направил органам госвласти, в том числе правительству. Эксперты считают, что необходимо ввести конфискацию за коррупционные преступления, ужесточить санкции и установить "режим исключительной криминализации коррупционных преступлений". "Проблема не только в качестве правоприменения, но и в его непрозрачности",— заявила глава российского отделения Transparency. В докладе отмечено, что органы госвласти не представили организации отчета по реализации положений конвенции. А правоохранительные органы, по словам госпожи Панфиловой, "не сочли нужным" прислать статистику по преступлениям коррупционного характера. "В сфере экономических и коррупционных преступлений у нас не работает фундаментальный принцип неизбирательности и неизбежности правоприменения",— отметила она.

"Transparency просто хочет себя подсветить, уголовная ответственность за несоответствие расходов чиновников их доходам уже введена",— заявил "Ъ" вице-спикер Госдумы от "Единой России" Сергей Железняк. Он считает "глубоким заблуждением" мнение о том, что в сфере экономических преступлений не действует принцип неизбежности наказания. По его мнению, реакция правоохранительных органов иногда, наоборот, бывает слишком жесткой, а "наказания за экономические преступления должны быть экономическими", то есть в виде штрафов. "Для чиновников, которые рассматривали госслужбу как кормушку, она уже таковой не кажется, этому помогла активная кампания по борьбе с коррупцией",— считает единоросс.

Источник: «Коммерсант», 16.05.2013

Автор: Сергей Горяшко