Меню

Экономическаяпреступность сегодня

30 Сен 2022, Пятница, 11:38
20.04.2011

Аудит не гарантирует

В современном мире аудит стал больным вопросом: декларируемые аудиторами независимость и точность на поверку часто оказываются фикцией. Более того — иногда аудиторы выступают сообщниками экономических преступников, помогая им скрывать нарушения от общественности и регуляторов. При этом на западе проблему осознают и пытаются решать на самом высоком уровне, а в России ответственность аудитора – до сих пор не более чем блеф.

Проблема достоверности аудиторских заключений назрела давно. Без финансовой отчетности не может обойтись ни одна фирма. В теории задача аудиторов – проверить финансовую отчетность предприятия на соответствие мировым или российским стандартам. Независимое подтверждение того, что цифры на бумаге отвечают действительности, требуется компаниям для отчета перед акционерами или регулятором. Аудированная отчетность нужна также для привлечения инвесторов, выхода на биржу и отчета перед налоговой службой. Иными словами, аудиторское заключение должно гарантировать «финансовую чистоту» бизнеса.

Однако на деле получается несколько иначе. За последние по меньшей мере полвека аудиторское заключение не смогло предотвратить ни одного громкого банкротства. Партнер юридической компании TaxAdvisor Дмитрий Костальгин поясняет: «К сожалению, этика девальвируется тогда, когда крутятся большие деньги. Аудитор не очень заинтересован выдавать отрицательное заключение компании, которая ему платит».

Классическим примером, вошедшим, по-видимому, во все пособия по экономике, является случай с компанией Arthur Andersen, которая покрывала махинации с отчетностью корпорации Enron. После банкротства последней разразился громкий скандал, итогом которого стал фактический коллапс Arthur Andersen — от него отвернулись крупнейшие клиенты. Кроме того, компанию признали виновной в препятствовании отправлению правосудия в связи с тем, что аудиторы уничтожили бухгалтерские документы обанкротившегося энергогиганта Enron.

В конце прошлого года Ernst & Young — одну из крупнейших аудиторских компаний, входящую в т.н. «большую четверку», прокуратура США обвинила в мошенничестве при проверке финансовой отчетности инвестиционного банка-банкрота Lehman Brothers. По мнению американских правоохранителей, Ernst & Young утаивал от инвесторов информацию об истинном положении дел в банке, который оброс долгами и неликвидными активами.

Не так давно американские власти обвинили еще одного международного гиганта — компанию KPMG — в том, что она в начале 2000-х годов содействовала своим американским клиентам, среди которых были и такие известные финансовые институты как Deutsche Bank, в уклонении от уплаты налогов в США. Банки проводили хитроумные сделки, в результате которых налоговые начисления уменьшались в разы, а аудитор оформлял документы, чтобы скрыть эти аферы. Аудиторской компании пришлось выплатить 456 млн долларов в виде штрафов, а двое сотрудников KPMG подверглись тюремному заключению.

Все больше и больше влиятельных политиков на Западе начинают думать, что ошибки и махинации аудиторов стали дорого обходиться обществу. В конце марта палата лордов британского парламента потребовала от антимонопольных органов провести всестороннее расследование деятельности «олигополии» «большой четверки» аудиторских фирм — Deloitte, Ernst & Young, KPMG и PricewaterhouseCoopers, «попустительство» которых помешало вовремя распознать надвигавшийся финансовый кризис.

«Большая четверка» в цифрах (выручка и численность сотрудников в 2009 г.)

Компания Выручка Число сотрудников
PricewaterhouseCoopers $26,2 млрд 163 545
Deloitte Touche Tohmatsu $26,1 млрд 169 000
Ernst & Young $21,4 млрд 135 000
KPMG $20,1 млрд 137 000

 

В России складывается иная практика. Здесь пока — край непуганых аудиторов. Их деятельность регулируется законом «Об аудиторской деятельности», аудиторскими стандартами и Кодексом этики аудиторов. При этом закон достаточно либерален к возможным проявлениям непрофессионализма и даже злоупотребления своим статусом. Так, если вина аудитора доказана, то в отношении организации и ее сотрудников могут быть применены меры дисциплинарного воздействия. Кроме того, можно пожаловаться в саморегулируемую организацию (СРО) аудиторов, членом которой является проверяющий. Пожалуй, этим вся ответственность аудитора и ограничивается.

В итоге, как отмечают многие эксперты, решение проверяющего в большинстве случаев зависит от того, что ждет на выходе после аудита заказчик.

Первым громким делом, связанным с небанковскими аудиторскими заключениями, стало в России дело «ПрайсвотерхаусКуперс», проводившего аудит ЮКОСа. В конце 2006 года московская налоговая инспекция подала иск к PwC и к ЮКОСу. Налоговики ссылались на то, что PwC готовила два заключения по ЮКОСу: публичное, свидетельствовавшее о достоверности отчетности компании, и закрытое, сообщавшее руководству компании о выявленных нарушениях. Арбитражный суд удовлетворил иск, посчитав PwC «фактическим участником» схем ЮКОСа по уклонению от уплаты налогов. Однако PwC, в свою очередь, сослалась на «недостоверность информации, предоставленной клиентом», и все обвинения с нее были немедленно сняты. В итоге — отделались легким испугом.

Кивать на клиента — обычная практика для аудиторов. Как отмечает Анна Масленикова из ГК «Аудит Ай Ти Групп», аудитор проверяет документы формально. Чтобы выявить нарушения, надо обладать широким кругозором и чутьем, и не каждому это интересно или нужно. «Более того, компании могут скрыть информацию, прикрыть ее поддельными документами. Например, перечислить деньги по хозяйственным договорам. Все это внешне выглядит вполне благопристойно, – говорит Масленникова. – Безусловно, и сам аудитор может допустить ошибку при проверке».

Однако есть и более вопиющие случаи, нежели просто непрофессионализм проверяющего. Как указывает к.э.н., эксперт МОО АКБ Алексей Янкевский, часто получается, что когда заказчик проводит аудит для сдачи документов в налоговую, получается один результат, если же аудит заказывают для внутренних нужд, чтобы понимать текущую ситуацию, то результат может диаметрально отличаться.

Компания «Аконт» стала первым банковским аудитором в России, чье заключение по отчетности обанкротившегося банка (ИТ-банк лишился лицензии в 2009 году) было признано судом заведомо ложным. Основанием для иска послужили два противоположных аудиторских заключения, выданных «Аконтом» банку за полгода до его банкротства. Одно — «хорошее» — предназначалось для акционеров и публикации, а другое, в котором аудитор указал на неудовлетворительное качество активов и недостаточное резервирование,— для внутреннего пользования руководства банка. Но даже судебные решения в России не означают наказания для аудиторов. В частности, «Аконту» не только удалось сохранить свой статус, но и избежать санкций, подав в последний момент заявление о добровольном выходе из СРО.

По мнению большинства опрошенных ЭПС экспертов, институт аудита в России плохо справляется со своими функциями. С одной стороны, непрофессионализм и низкая квалификация кадров даже в самых именитых компаниях не дает гарантии владельцу проверяемого бизнеса, что аудит проведен на высшем уровне и никаких серьезных «косяков» в его бухгалтерии действительно нет. С другой, инвестор и регулятор также не могут полагаться на заключение аудитора, поскольку зачастую это отнюдь не беспристрастный взгляд, но результат сговора менеджмента компании с проверяющим.

В то же время совсем отказаться от независимой финансовой проверки компаний нельзя. Так что рано или поздно России все равно придется вернуться к вопросу о более четком регулировании ответственности аудиторов.

Автор: Иван Данилов