Меню

Экономическаяпреступность сегодня

23 Фев 2024, Пятница, 13:46
13.11.2012

Борьба с корпоративными мошенничествами

Как предупредить экономические преступления внутри компании, на какие тревожные сигналы стоит обращать внимание и как действовать, если корпоративное мошенничество все же выявлено, рассказала партнер группы «Форензик – экономические преступления» PricewaterhouseCoopers Ирина Новикова.

— Какие виды экономических преступлений наиболее типичны для российских фирм?

— Согласно данным нашего исследования [Всемирный обзор экономических преступлений – ЭПС], в России 37% компаний сталкиваются с разного рода мошенничествами. Чаще всего речь идет о незаконном присвоении активов – на них приходится около 72% процентов всех выявленных экономических преступлений. Стоит отметить, что в исследовании PwC понятие «незаконное присвоение активов» трактуется очень широко и включает в себя обширную группу правонарушений, от мелкого хищения со склада до вывода крупных сумм через оффшоры.

На втором месте — коррупция, о ней заявили около 40% пострадавших компаний. Мы включаем сюда и внутреннюю, и внешнюю коррупцию, то есть и «откаты», и взятки. Четверть тех, кто столкнулся с экономическими преступлениями в своих компаниях, говорят о манипулировании данными бухгалтерской отчетности. Как правило, это делается из-за необходимости соответствовать ожиданиям инвесторов, акционеров, для получения банковских кредитов или годовых бонусов для руководства.

— Можно ли определить, какие именно компании в большей степени рискуют стать жертвами мошенничеств? Выделить конкретные факторы риска?

— Факторов риска очень много, и они зависят от профиля бизнеса компании. Неисчерпаемые возможности для злоупотреблений предоставляют закупки. Тут чаще всего приходится иметь дело с так называемыми «откатами», а также заключением договоров с аффилированными компаниями. Аналогичная ситуация с инвестициями. Фактором риска также может быть наличие большого количества представительств в разных юрисдикциях. В этих случаях в силу правовых, культурных различий, а также просто по причине географической отдаленности головному офису трудно контролировать все денежные потоки на местах.

Еще один фактор — разветвленная дилерская сеть. Региональные менеджеры, контроль за которыми не очень силен, могут совершать злоупотребления в сфере сбытовой, ценовой, скидочной политики. Здесь приходится иметь дело как с обычными «откатами», так и с более изощренными мошенничествами. Например, менеджеры могут манипулировать продажами для улучшения собственных показателей в краткосрочной перспективе. Менеджер может договориться о крупной продаже в декабре, зафиксировать реализацию и выручку в бухгалтерской отчетности , а в январе весь товар будет возвращен покупателем обратно на склад. Таким образом целевые показатели по выручке за год будут выполнены и менеджер в итоге получит крупный годовой бонус якобы по результатам своей работы. Возвращенные на склад товары будут учтены лишь в следующем отчетном периоде, после решения о выплате бонусов по результатам года.

— Как руководство и владельцы могут понять, что в компании совершено мошенничество? На какие сигналы нужно обратить внимание?

— Наиболее явные признаки – существенное несовпадение данных отчетности компании и ожиданий менеджмента и собственников, а также резкое изменение трендов, особенно идущих вразрез с общей динамикой развития компании и рынка. Необязательно именно мошенничество является причиной этих расхождений, но такое тоже вполне может быть. Стоит насторожиться, если без явной причины стали расти расходы только в одном из нескольких подразделений, а также, если бизнес показывает хорошую отчетность, но при этом совсем не генерирует деньги. Особенно это касается недавно приобретенных компаний, купленных без due diligence.

Затем я бы посоветовала провести ревизию контрактов. Если среди контрагентов есть фирмы обладающие признаками неблагонадежности (такими как адрес массовой регистрации, массовые директора, несоответствие деятельности уставным документам и т.д) – это повод насторожится. Нередко с такими компаниями заключаются договоры на оказание консалтинговых или маркетинговых услуг, либо им перечисляются авансовые платежи без каких-либо договоров. Этот способ часто используется для операций по «обналичиванию», когда деньги, за вычетом процентов по комиссии возвращаются обратно в компанию, уже в виде «черной кассы» для потенциального использования на различные нужды бизнеса или конкретных топ менеджеров

Косвенно о мошенничествах может свидетельствовать неоправданно большое число контрактов на оказание услуг, исполнение которых невозможно проверить по истечении некоторого времени, например, на строительство временных рабочих поселков или уборку снега. Потенциальную угрозу несет в себе наличие большого количества посредников, таких как всевозможные агенты по сертификации, таможенные брокеры, агенты по лицензированию и прочие. Не исключено, что единственная роль этих компаний – это искусственное увеличение стоимости услуг и, соответственно, вывод средств из фирмы.

Стоит также обратить внимание на сотрудников. Например, поступление информации о том, что некоторые менеджеры компании живут не по средствам, это повод начать внутреннюю проверку. То же самое касается данных о том, что кто-то из сотрудников начал свой параллельный бизнес.

— Насколько часто компаниям удается выявить преступления?

— По нашим данным, примерно в 50% случаев правонарушения выявляются благодаря совместным усилиям службы безопасности и внутреннего аудита. Это намного больше, чем в предыдущие годы. Можно говорить о позитивной тенденции: компании предпочитают брать расследования в свои руки. Однако до сих пор каждое пятое преступление выявляется случайно или в результате внешней, не зависящей от компании проверки – налоговой, таможенной, аудиторской, даже журналистского расследования.

— Какие способы есть у руководителей компаний для того, чтобы выявлять мошенничества в своих фирмах?

— Стандартные способы – это служба внутренней безопасности и внутренний аудит. Часто правонарушения всплывают после ротации кадров, когда преемник обнаруживает злоупотребления своего предшественника. Важным источником информации являются неформальные контакты с партнерами или покупателями, иногда о правонарушении можно узнать из их жалоб.

— Если есть серьезные подозрения, что мошенничество было совершено, каким должен быть алгоритм действий?

— Первый шаг — провести независимое расследование. Подчеркиваю слово «независимое». Желательно, чтобы сотрудники компании вообще в нем не участвовали, поскольку еще неизвестны масштабы мошенничества и круг вовлеченных в него лиц.

После того, как установлены факты и причастные лица, собраны доказательства, подтверждающие правонарушение, компании нужно принять решение, какие санкции применить к виновным. Согласно нашей статистике, 77% предпочитают увольнение, в каждом третьем случае обращаются в правоохранительные органы. Некоторые предъявляют гражданские иски с требованием компенсировать ущерб.

К сожалению, до сих пор корпоративная культура российских компаний часто допускает воровство на рабочем месте. В моей практике был случай, когда владелец компании прямо заявил: «Я знаю, что мой региональный sales-менеджер ворует, но я также знаю, что он приносит мне больше денег, чем я из-за него теряю. Поэтому я не буду увольнять его».

— Кто опаснее для компании с точки зрения потенциального мошенничества, собственные сотрудники или сторонние лица?

— По нашим данным, в 55% случаев виновниками мошенничеств оказываются сотрудники. Однако тут сложно разделить эти две категории, поскольку очень часто речь идет о сговоре между внутренними и внешними силами. Если говорить о портрете типичного корпоративного мошенника, то в четырех случаях из пяти это мужчина с высшим образованием, проработавший в компании 3-5 лет, представитель высшего или среднего управленческого звена. То есть это человек образованный, знающий бизнес-процессы в своей фирме и имеющий рычаги влияния на нее.

— Можно ли как-то предотвратить корпоративное мошенничество?

— Есть несколько способов. С одной стороны, это проверка сотрудников и контрагентов. Инвестирование даже пятнадцати минут в исследование может уберечь компанию от массы потенциальных проблем. Абсолютно открытые данные из ЕГРЮЛ или базы «СПАРК-Интерфакс» смогут дать много информации о контрагенте и позволят оценить его надежность. Самое простое — посмотреть на адрес регистрации компании, не является ли он адресом массовой регистрации (исключение здесь – бизнес-центры). Также стоит проверить генерального директора – если этот человек возглавляет еще несколько десятков компаний, то есть высокая вероятность, что это зиц-председатель.

С другой стороны, предотвратить мошенничества помогают ясные и прозрачные корпоративные процедуры. Во-первых, это четко определенный круг полномочий каждого сотрудника, должностные инструкции, в которых прописано, на что он имеет право, а на что – нет. При наличии таких документов проще доказать противоправные действия и превышение должностных полномочий. Во-вторых, это «принцип четырех глаз», в соответствии с которым каждый документ подписывают как минимум два человека. В третьих, это распределение полномочий среди менеджеров таким образом, чтобы за инициацию, одобрение и учет транзакции отвечали разные люди. В четвертых, это полностью прописанные процедуры в области проведения тендеров и внутрикорпоративный контроль.

Кроме того, важным элементом предотвращения экономических преступлений является установление в компании такой корпоративной культуры, при которой главными ценностями объявляются честность и прозрачность. Но, к сожалению, не для всех российских компаний такой путь в принципе возможен.