Меню

Экономическаяпреступность сегодня

26 Фев 2024, Понедельник, 11:12
19.10.2012

Дело Юрия Юркова: превышение полномочий или рейдерский захват?

8 октября в Кировском районном суде Красноярска началось рассмотрение уголовного дела по обвинению бывшего директора и акционера ОАО "Красноярский речной порт" Юрия Юркова в превышении должностных полномочий, повлекшем причинение значительного ущерба предприятию (часть 1 статьи 201 УК РФ).

По версии следствия, преступная деятельность обвиняемого складывалась из трех эпизодов – совершенных в обход закона сделок по поставке песка компании Дорстрой и его обратного выкупа по завышенной цене, а также безвозмездного использования грузового транспорта предприятия в целях строительства собственного загородного дома. В результате чего Красноярскому речному порту якобы был причинен ущерб на сумму 20,3 миллиона рублей.

Собственно "делообразущими" можно считать именно первые два эпизода, как обернувшиеся для Красречпорта наибольшим ущербом. Что касается третьего эпизода, связанного с использованием служебной техники, то, не говоря уже о том, что обвинение основывается исключительно на свидетельских показаниях, вменяемая сумма причиненного вследствие этого ущерба – около 23 тысяч рублей – в сопоставимости с масштабом деятельности ОАО "КРП" может служить лишь основанием для гражданского иска, но не возбуждения уголовного дела.

Дело пахнет рейдерством?

Защита считает предъявленное обвинение ничем иным как попыткой рейдерского захвата принадлежащих обвиняемому и близким к нему миноритариям акций Красречпорта и Красноярской судостроительной верфи.

"Мы выражаем сомнение в обоснованности обвинения в части доказанности субъективной стороны состава, предусмотренного частью 1 статьи 201 УК РФ.
Законодатель указывает, что виновное лицо использует свои полномочия вопреки законным интересам организации, где оно выполняет управленческие функции. Кроме этого, обязательным мотивом таких действий является цель извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц. Материалы уголовного дела не содержат доказательств какого-либо корыстного интереса Юркова Юрия Михайловича, как личного, так и в пользу третьих лиц. Полагаем, что обычная хозяйственная деятельность директора порта трактована превратно, а истинные мотивы необоснованного обвинения, скорее всего, связаны с пакетом акций ОАО „Красноярский речной порт“, принадлежащим Юрию Юркову. Рассчитываем на объективное судебное следствие и честную позицию государственного обвинителя", — рассказал Право.Ru/Красноярск адвокат Сергей Амфитеатров.

На заказной характер дела указывает и президентский омбудсмен по защите прав предпринимателей, сопредседатель Центра Общественных процедур "Бизнес против коррупции", Борис Титов: "На мой взгляд, здесь видны явные попытки завладеть акциями с использованием силового ресурса".

Согласно заявлению защитников Юрия Юркова, уголовное преследование против него носит заказной характер: дело было инициировано топ-менеджментом ГМК "Норильский никель" после того, как компании, владеющей 51% акций ОАО "КРП", не удалось достичь согласия относительно выкупа у Юркова и группы близких к нему миноритарных акционеров принадлежащих им акций.

В феврале 2010 года Юрию Юркову, возглавлявшему предприятие более 20 лет, было предложено продать принадлежащие ему 22,3 % акций Красречпорта и сложить полномочия генерального директора. Однако цена выкупа акций, по результатам оценки составившая 164 миллиона рублей, Норильский никель не устроила. Новым генеральным директором КРП был назначен Андрей Сураев, в прошлом юрист департамента транспорта и логистики Норникеля, по заявлению которого и было возбуждено уголовное дело. Затем на принадлежащие Юрию Юркову акции был наложен арест, что в случае признания виновным в инкриминируемом преступлении грозит лишением его этих акций. Поскольку при аресте акции были оценены по их номинальной стоимости равной 1 рублю, что, по заявлению защитников Юркова, в 27 тысяч раз ниже их рыночной стоимости, это практически означает невозможность получения Юрием Юрковым за них какой-либо компенсации в случае доказанности предъявленного обвинения.

Рассмотрев заявление бывшего директора Красречпорта, ЦОП "Бизнес против коррупции", как общественно-государственная организация по рассмотрению заявлений о рейдерстве и коррупции, пришел к выводу о необходимости проведения Норильским никелем внутреннего расследования по фактам, изложенным в обращении Юрия Юркова, и направлении в Красноярскую транспортную прокуратуру письма с просьбой о проведении соответствующей проверки.

Тем временем началось слушание дела в суде, в минувшую пятницу уже было зачитано обвинительное заключение, и в ближайшее время суд перейдет к исследованию доказательств. Не предвосхищая вердикта суда, посмотрим на "делообразующие" эпизоды с позиций обеих сторон – защиты и обвинения.

Эпизод 1: Дробные поставки

Как полагает следствие, будучи генеральным директором Красречпорта, Юрий Юрков в период с 2007 по 2009 годы заключал с ООО "Дорстрой" сделки по поставке песка, дробив их таким образом, чтобы избежать необходимой, согласно уставу КРП, процедуры одобрения советом директоров крупных сделок на сумму свыше 100 000 долларов США. Когда же у покупателя образовалась внушительная дебиторская задолженность, составившая около 18,5 миллионов рублей, директор не принял достаточных мер для ее погашения, что привело к снижению финансовой устойчивости предприятия.

Защита находит предъявленное обвинение несостоятельным сразу по нескольким основаниям.

Во-первых, "сомнительные" сделки по поставке песка не могут быть отнесены к крупным сделкам как совершенные в процессе обычной хозяйственной деятельности, что следует из статьи 78 ФЗ "Об акционерных обществах": поставка нерудного песка для Красречпорта является ничем иным как реализацией готовой продукции, совершаемой в процессе обычной хозяйственной деятельности, – помимо задолжавшего Дорстроя песок систематически поставлялся различным строительным компаниям края.

Во-вторых, несмотря на то, что уставом ОАО "Красноярский речной порт" предусмотрено одобрение советом директоров сделок на сумму, эквивалентную не менее 100 000 долларов США, распространение порядка одобрения крупных сделок на такие договоры произведено ненадлежащим образом: арбитражная практика признает такое распространение состоявшимся только в случае наличия в уставе компании прямой ссылки на нормы ФЗ "Об акционерных обществах", предусматривающие одобрение крупных сделок. В уставе ОАО "КРП" такое уточнение отсутствует.

Оба аргумента в пользу отсутствия необходимости одобрения советом директоров Красречпорта сделок по поставке песка названы и в заключении об уголовно-правовой квалификации действий Юрия Юркова, подготовленным одним из ведущих специалистов в области российского уголовного права, заслуженным юристом РФ, профессором А.Н. Тарбагаевым. Там же подмечена еще одна любопытная деталь – в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении нынешнего генерального директора КРП Андрея Сураева, сказано, что разбивка крупных сделок на мелкие, не требующие одобрения, если они совершаются в процессе обычной хозяйственной деятельности, не является нарушением закона. Таким образом, налицо применение "двойных стандартов при квалификации действий генерального директора ОАО „КРП“ в зависимости от того, "какую фамилию носит генеральный директор", что является "грубым нарушением принципов законности, равенства граждан перед законом и судом и справедливости", закрепленных УК РФ.

Наконец, что касается практического обоснования дробных поставок песка, защитой указывается на постоянное применение этой схемы не только в отношениях с давним клиентом Красречпорта Дорстроем, но и с другими покупателями. Сама схема дробных поставок продиктована, что называется, жизненной необходимостью: контрагенты Красречпорта, включая Дорстрой, закупали песок по мере надобности, то есть после израсходования очередной партии. Абсурдно требовать от покупателя заключение единственного контракта с фиксированным объемом продукции, если ему самому этот объем заранее и точно не известен, или отказывать в заключении нового договора на том основании, что эта сделка будет объявлена вне закона.

Эпизод 2: Обратный выкуп

Второй эпизод тесно взаимосвязан с первым и является его логическим продолжением. В 2008 году, на пике экономического кризиса, финансовая устойчивость Дорстроя пошатнулась, в результате чего образовался долг перед Красречпортом в размере 18 миллионов рублей. Денег у должника не было, но был песок. По идее Красречпорт мог потребовать расторжения договора и возврата поставленного товара. Но стороны избрали иной способ урегулирования конфликта – встречную поставку песка Дорстроем и зачет денежных требований. В принципе, действующее законодательство им этого не запрещает.

Следствию показался подозрительным один нюанс этой схемы – обратные поставки песка осуществлялись по цене, превышающей цену его первоначального отпуска Дорстрою. В итоге по схеме обратных поставок Красречпорт, по версии обвинения, потерял около 1,9 миллиона рублей.

Защита объясняет разницу в ценах поставленного и выкупленного песка увеличением цен, произошедшим в период между его поставками в 2007-2008 годах и обратным выкупом в 2009 году. Более того, несмотря на кажущиеся убытки, вменяемые следствием, Красречпорт от этой схемы в конечном итоге только выиграл: имея заявку на поставку 30 000 тонн песка от ЗАО "Полюс золото", Красречпорт приобрел песок по цене 284 рубля за тонну, а продал за 420 рублей за тонну. При таком раскладе выгода предприятия была очевидна: даже за вычетом вменяемых 1,9 миллиона убытков, Красречпорт получил еще 2 с лишним миллиона прибыли от этой сделки ((420-284) * 30 000 – 1 875 925,10 = 2 204 074,9).

А был ли вред?

Решение вопроса об уголовной ответственности по инкриминируемому Юрию Юркову составу невозможно без оценки последствий его действий с точки зрения их влияния на финансовое состояние Красноярского речного порта. Согласно части 1 статьи 201 УК РФ для признания действий руководства предприятия преступлением, помимо выхода за пределы полномочий, необходимо еще и причинение "существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства".

Следствие полагает, что действиями обвиняемого предприятию был причинен ущерб в размере 20 363 418 рублей. Тем не менее, "при квалификации преступления по части 1 статьи 201 УК РФ определяющее значение имеет не формальная сумма вменяемого ущерба, а ее существенность для потерпевшего, что выражается в высокой степени отрицательного влияния на работу организации, в данном случае – во влиянии на финансовую устойчивость акционерного общества путем ее снижения", — заключает профессор Тарбагаев.

Как отмечают адвокаты Юрия Юркова, анализ объективных показателей экономической деятельности Красречпорта всецело свидетельствует в пользу их подзащитного. Так, по результатам 2008 года коэффициент текущей ликвидности был равен 2,2 (при нормативном значении 2,0), коэффициент обеспеченности оборотными средствами – 6,0 (при нормативном значении 0,1). В следующем году эти показатели только упрочились: коэффициент текущей ликвидности вырос до 8,5, а коэффициент обеспеченности основными средствами – до 0,9. Более того, в пояснительной записке к бухгалтерской отчетности ОАО "КРП" за 2009 год указывается на успешную финансово-экономическую деятельность, которая позволила получить чистую прибыль в размере 50,5 миллионов рублей. Соответственно, несмотря на совершение действий, квалифицируемых следствием как нарушение закона, Красречпорт заканчивал свой год с прибылью. В то же время защитники отмечают, что под руководством нового генерального директора финансовые показатели заметно снизились. В частности, в 2010 году порт заработал всего 300 тысяч рублей.

Итак, защита исходит из отсутствия объективной стороны преступления в действиях Юрия Юркова. Свою позицию адвокаты подкрепляют заключением профессора Тарбагаева, не нашедшего в действиях Юрия Юркова вменяемого ему состава преступления, где также сказано и об отсутствии субъективной стороны состава преступления: "поскольку он [Юрков] понимал, что поступает правомерно, то у него отсутствовало сознание противоправности и общественной опасности совершаемых им действий". Иными словами, действуя в пределах закона, обвиняемый не мог и не должен был сознавать, что совершает противоправные действия, способные причинить вред организации под его управлением. Обвинение, напротив, полагает, что "Юрков действовал незаконно, умышленно, сознавая противоправный характер своих действий и наступление общественно опасных последствий в виде снижения финансовой устойчивости ОАО "КРП". При этом, в чем именно выражается и чем подтверждается такое отношение обвиняемого к своим действиям, обвинение не поясняет.

И все же поставить точку в этом споре может только суд, которому в скором будущем предстоит тщательно оценить приведенные доводы защиты и обвинения и вынести свой вердикт. Очередное судебное заседание по делу Юрия Юркова состоится 23 октября. Право.Ru/Красноярск продолжит следить за развитием событий.

Источник: Pravo.Ru, 19.10.2012

Автор: Мария Петрова