Меню

Экономическаяпреступность сегодня

27 Фев 2021, Суббота, 12:30
23.06.2010

«До тех пор, пока человек не признан судом виновным, для нас он клиент»

Об особенностях действий мошенников в сфере страхования с ЭПС согласился побеседовать представитель службы, сотрудники которой с прессой не общаются практически никогда. Представляем эксклюзивное интервью с директором департамента экономической безопасности СК «АльфаСтрахование» Сергеем Золотухиным.

– Страховое мошенничество – распространенное явление?

– Я сразу хотел бы уточнить, что термин «страховое мошенничество» нужно использовать крайне осторожно. Наверное, правильнее говорить о непорядочности или недобросовестности отдельных клиентов. Именно это и должно иметься в виду, когда употребляется термин «страховое мошенничество». Но в любом случае, до тех пор, пока человек не признан судом виновным, для нас он клиент. Действие презумпции невиновности еще никто не отменял. Таких клиентов, которые заявляют сомнительные убытки, мы называем «проблемными» или «нежелательными». Говорить об общей доле сомнительных убытков от нежелательных клиентов, наверное, не совсем корректно, но они есть, а заявленные по ним суммы значительны.

– Как вам удается определить сомнительность убытка?

– Страховой рынок развивается, но, к сожалению, вместе с ним растет и число субъектов, всегда готовых поживиться за счет страховой компании. Механизм проверки и алгоритм действий наработан не только нами, но и другими страховыми компаниями. Группа риска видна сразу. Самый простой пример, если речь идет о ДТП: происшествие происходит ночью, без свидетелей, без эвакуатора и т.д.

– Какие противоправные действия, в какой сфере страхования, наиболее распространены?

– По численности, конечно же, лидирует автострахование – ОСАГО и КАСКО. Только в прошлом году служба экономической безопасности нашей компании выявила несколько десятков попыток получения страхового возмещения обманным путем — таким образом, мы говорим о десятках миллионов сэкономленных рублей.

– Юрлица, наверное, обманывают более редко, но метко?

– Конечно, ведь в этом случае речь идет о совершенно других порядках сумм.

– По каким видам страхования чаще происходит заявление сомнительного убытка юрлицами?

– Страхование от риска невыполнения обязательств, работ или услуг – довольно распространенное явление. С кризисом обострилась тема госконтрактов – невыполнение госконтракта в срок. При этом на стадии проведения тендера, а затем заключения договора страхования – вроде бы все у фирмы-подрядчика в порядке – и финансирование есть, и возможность произвести необходимые работы. Но проходит буквально несколько месяцев, и выясняется, что денег нет, они бесследно исчезли в каких-то оффшорах, а компания – банкрот.

У туристических фирм тоже часто в последнее время такое стало происходить, но здесь мы в обязательном порядке производим выплаты их клиентам – туристам, перед которыми не были выполнены обязательства.

– Грузоперевозки по-прежнему остаются рискованным видом в смысле сомнительных убытков?

– Я бы не стал выделять какие-то виды и выстраивать рейтинги. В сегменте грузоперевозок, как и в других сегментах, присутствует определенная доля «сомнительных» ситуаций. Например, отправитель груза обращается в автомобильную компанию-перевозчика, которая, в свою очередь, нанимает водителя. Машина с грузом отъезжает, спутник показывает ее – едет. Через час-два связь прерывается, машина исчезает. Гонцы от грузоперевозчика едут искать, не находят. А потом выясняется, что у водителя были все документы поддельные – и паспорт, и водительское удостоверение, то есть человек заранее устраивался на работу в автопредприятие с намерением похитить груз. Хочу отметить, что я сейчас не говорю о банальных пунктах нарушения обязательных условий договора страхования, таких как: наличие охраны, остановки транспорта на автостоянках и др.

– Но вы же в этом случае можете отказать в выплате?

– Здесь сложность вот в чем возникает. Для признания факта мошенничества – а по этому основанию как раз мы можем отказать в выплате – необходимо, чтобы грузоперевозчик признал, что принял на работу мошенника. Они это, конечно же, делают неохотно.

– Вы привели примеры обмана или попыток обмана страховой компании со стороны застрахованных лиц. А бывает такое, что представители страховой компании участвуют в мошеннических схемах?

– В данном случае можно говорить о сговоре страхового агента или брокера со страхователем. Это может быть, например, завышение стоимости оцениваемого имущества или же оформление договора задним числом, когда страховой случай уже произошел, а порой и просто страхование «воздуха», т.е. имущества, которого вообще не было.

– Вы пытаетесь это как-то предотвратить?

– Как правило, идет выборочная проверка предоставляемого на страхование имущества. Но позволю заметить, что проверку осуществляют грамотные и подготовленные специалисты, имеющие богатый опыт и практику. И к их мнению не прислушаться просто невозможно.

– Но вы, например, совместно с другими страховыми компаниями ведете базу по «нежелательным клиентам»?

– Могу сказать, что мы совместно с коллегами естественно координируем свои действия, оказываем помощь друг другу. И, конечно же, прорабатываются организационно практические и правовые меры к созданию подобной базы.

– Есть случаи, когда брокеры самостоятельно пытаются обмануть страховую компанию?

– Есть такие брокерские компании, к сожалению. Например, недавно правоохранительными органами была выявлена преступная группа под руководством Руслана Шарова и Михаила Благосклонова. Они брали в страховых компаниях полисы, оформляли договора, но перечисляли в страховую только малую часть привлеченных средств клиентов. Бланки полисов у них то пропадали, то портились, то терялись. В общей сложности они нанесли ущерб десяти страховым компаниям на сумму несколько сотен миллионов рублей – подсчеты еще идут, но сумма уже приближается к миллиарду.

– Насколько часто в схемах страхового мошенничества присутствуют страховые агенты и брокеры?

– Такие случаи бывают, ведь очевидно, что застраховать то, чего нет, либо застраховать что-то задним числом без помощи «своего человека» внутри компании просто невозможно.

– Что происходит с такими сотрудниками?

– С такими сотрудниками, если они по каким-либо причинам не привлечены к уголовной ответственности, компания расстается. И, если при приеме его на работу в другую страховую компанию нас просят его охарактеризовать, то этой информацией мы охотно делимся. И поверьте, что с ней считаются, точно так делаем и мы, когда проверяем кандидата при его трудоустройстве.

– В случае с сомнительными убытками – на чьей стороне, как правило, оказывается правда в результате расследования?

– В большинстве случаев нам удается документально подтвердить отказ в выплате, либо оспорить претензии к нам в гражданском суде. Я подчеркиваю, что эти случаи не единичны.

– Привлечь мошенников к более серьезной ответственности удается?

– Если речь идет об уголовной ответственности, то да, мы неоднократно направляли соответствующие материалы в правоохранительные органы. По ряду заявлений были возбуждены уголовные дела, и лица, проходящие по ним, были признаны виновными. Иногда вопросы остаются, т.к. данный состав сложно доказуемый. И если кто-то и избежал ответственности, то только на время.

Гораздо чаще нам удается убедить страхователя добровольно отказаться от выплаты.

– Каким образом?

– Мы представляем страхователю или его адвокату документы, собранные нашим департаментом, и человек сразу все понимает.

– Расскажите о наиболее запомнившемся вам случае отказа в выплате.

– Каждый по-своему уникален и, поверьте, их довольно много. Вот, например, был случай со страхованием жизни и здоровья. 30-летний человек застраховал свою жизнь на 1 млн долларов. Как потом выяснилось, он сделал это в девяти страховых компаниях. Через месяц его тело находят в реке. Выгодоприобретателем по договору были его родственники, они же после того, как тело «застрахованного» выловили из реки, его опознали – по одежде, усам и другим каким-то признакам. Тело быстро кремировали. А потом у нас возникли вопросы. Мы запросили акт вскрытия трупа и сопоставили с данными на этого человека, полученными по нашему запросу из военкомата. В акте вскрытия, например, значился 44-й размер ноги и рост около 2 метров, в данных из военкомата – 41-й размер и рост 175 см. Заказали и провели специальную экспертизу, которая подтвердила, что человек не мог вырасти с 18 до 30 лет на 25 см.

– В выплате, конечно, отказали?

– Да. И мы, а на основании наших документов — и остальные страховщики.