Меню

Экономическаяпреступность сегодня

05 Мар 2024, Вторник, 06:39
27.09.2010

Еду в Дагестан

В два часа ночи 11 сентября сотрудники дербентского ОВД вытолкали за дверь владельца некогда крупнейшего автохолдинга «Инком-Авто» Дмитрия Козловского. Бизнесмен пешком побрел по ночной трассе в сторону аэропорта Махачкалы. А через два дня возмущенно рассказывал журналистам: «Это узаконенное похищение организовано кредиторами». Действительно, в общей сложности Козловский должен банкам примерно $500 млн. Сергей, его брат, рассказывает, что дагестанские милиционеры требовали с Козловского $20 млн — по заказу кредиторов. Если это так, значит, дагестанская милиция осваивает новую нишу московского рынка. Раньше она участвовала в схемах с конфискованными товарами. Теперь занимается возвратом долгов.

Козловские оба бизнесмены: старший, Сергей, руководит холдингом «Инком-Недвижимость», достаточно успешным, сумевшим пережить кризис. У Дмитрия, наоборот, большие проблемы. Братья создали «Инком-Авто» еще в 1991 году, но уже в 1993-м поделили бизнес. Сергей стал заниматься недвижимостью. Дмитрий, бывший прораб «Мосасфальтстроя», решил торговать автомобилями.

Во время кризиса, в середине прошлого года, крупнейший автохолдинг стал банкротом. Банкиры уже выиграли несколько судов и у «Инком-Авто», и у самого Козловского, но денег не получили. Имущества в «Инком-Авто» не осталось, офшор, на который записан автодилер — Loughran Enterprises Ltd. — по оценке аудиторской фирмы BDO, не стоит ни копейки. Как вернуть деньги?

Путь к успеху

Козловский уверенно шел к своей цели — создать компанию с капитализацией $1 млрд. Новые дилерские центры росли как грибы после дождя. Сначала компания специализировалась на продаже дешевых отечественных автомобилей. Потом «Инком» стал торговать и машинами подороже. Холдинг торговал 32 марками, к 2008 году у «Инком-Авто» было 49 дилерских центров в России и на Украине.

Козловский хотел, чтобы в его салонах продавались дорогие автомобили—к примеру, Cadillac. Но получить от представительства право на торговлю было не так просто. К тому же западные компании не хотели делать его своим дилером: тот же Cadillac не хотел стоять в одном ряду с малолитражками, рассказывает Иван Бончев из Ernst&Young. Так что Козловскому было проще купить автодилера, который уже заключил соглашение на продажу автомобилей Cadillac. Что он и сделал в 2006 году — купил «Тринити моторс». Сумму сделки эксперты оценивали примерно в $3 млн. Это в несколько раз больше, чем на тот момент реально стоил «Тринити моторс». Так он расширял бизнес.

Чтобы финансировать эти сделки, Козловскому пришлось выстроить финансовую пирамиду: построив торговый центр, он закладывал его различным банкам и на эти деньги строил новые центры, объясняет один из кредиторов. Только в 2008 году холдинг построил 15 салонов. В результате соотношение долга к EBITDA (доходы минус оперативные расходы) у «Инком-Авто» составляло пять к одному — при норме два к одному. Бизнес, который строил Козловский, мог существовать только на растущем рынке. И когда с кризисом продажи упали в несколько раз, империя Козловского рассыпалась как карточный домик.

Работа с «позвоночником»

В понедельник, 6 сентября, когда Дмитрий Козловский выходил из своего дома в Москве и садился в свой автомобиль, ему наперерез бросились «Жигули» и черный джип. Вышедшие из машин люди представились сотрудниками дагестанской милиции и предъявили постановление о его задержании. Козловского в наручниках отвезли во Внуково и посадили на самолет до Махачкалы. Там его встретили и привезли в ОВД Дербента, где он и провел четыре дня. Козловского обвинили в том, что он одолжил у некоего местного жителя Бабаева 1,5 млн рублей и не вернул. После того как брат Козловского заявил, что неизвестные требуют выкуп, в прессе поднялся шум. Бизнесмена отпустили, но оформили все официально: взяли подписку о невыезде из страны.

Дагестан — особое место. Местные элиты, в том числе силовики, плохо вписаны в российскую систему взаимоотношений, объясняет крупный местный бизнесмен, имеющий интересы и в столице. Если говорить конкретно, продолжает источник, то в Москве самой надежной крышей считается прокурорская, другие силовики не тронут. Но МВД Дагестана — исключение. Там можно завести дело и даже вызвать оттуда оперативников. И тогда, продолжает бизнесмен, выданная московской крышей охранная грамота вроде как и не работает.

Источник уверяет, что дагестанская схема уже показала свою эффективность в сфере оборота конфискованного имущества. Действовала она так. Дагестанские оперативники получали сигнал от московского заказчика, положившего глаз на товар, который лежал на складе с надежной крышей. Оперативники задерживали первую попавшуюся фуру, находили у водителя какую-нибудь погрешность в документах и, запугивая его, выбивали из него показания, что он вез товар на тот конкретный склад. Эти склады, куда московские силовики боялись сунуться, так и назывались «позвоночники» — в отношении них уголовные дела рассыпались по звонку сверху.

Но дагестанцам московские понятия не указ. Дагестанские милиционеры могли взашей вытолкать московского генерала, если тот приезжал на помощь хозяину склада. Что они и делали. Получали показания у водителей, назначали проверки, возбуждали уголовные дела по контрабанде, а потом приезжали в Москву и клали охрану склада мордой в пол. Товар изымался, небольшую его часть уничтожали под камерами журналистов, а остальное чудесным образом появлялось в различных торговых сетях. Спустя несколько дней в аэропорт Уйташ рейсом компании «Дагавиа» прибывал человек с чемоданом. Разовый гонорар высокопоставленных дагестанских милиционеров составлял, по данным источника в республике, от $500 000 до $2 млн.

Эта практика особенно распространилась при покойном главе МВД Дагестана Адильгирее Магомедтагирове. Новое руководство республики и МВД к таким методам отнеслось не столь лояльно. Начальник республиканского УБЭПа Сааду Саидов — его людей подозревают в проведении подобных операций — недавно подал заявление об уходе. Источник, близкий к МВД Дагестана, говорит, что Саидова специально завалили на переаттестации. Впрочем, судя по истории с Козловским, схема, возможно, не умерла, а работает теперь в других видах бизнеса.

«Токсичный» должник

В прошлый понедельник Козловский рассказывал о своих приключениях журналистам. По его мнению, похищение организовали либо кредиторы, либо коллекторы, которым те переуступили долги: «Люди, глядя на цифру общего долга, думают: а там, небось, осталось будь здоров сколько. А дай-ка попробуем что-нибудь [еще получить]». При этом он много рассказывал о своих непростых отношениях с банком «Траст», который, по его словам, «ведет себя крайне агрессивно». «Мы находимся в постоянно напряженных отношениях, — говорил Козловский. — Но я не хочу сказать, что думаю на них».

Организовать похищение мог кто угодно. По крайней мере, структуры Козловского задолжали 15 банкам. Конечно, банкиры сами хороши — выдавали кредиты под очень сомнительные залоги. «Приезжали из банков на объект и вдруг обнаруживали, что на него нет документов. А где они? Банкирам отвечали: не успели, но вот вам телефончик, вы сами как-нибудь оформите», — рассказывает генеральный директор информационного портала Auto-Dealer.ru Олег Дацкив. Или по документам площадь объекта была 1000 квадратных метров, а на самом деле — 100. «Кредиты давали под серые документы», — заключает Дацкив. На экономику компании вообще никто не смотрел. До кризиса банкиры слишком активно охотились за крупными заемщиками.

В начале октября 2007 года банк «Уралсиб» выдал входившей в «Инком-Авто» компании «Белгород-Оскол» кредит на $18млн. На следующий день ООО «Белгород-Оскол» перевело все деньги на свой счет в банке «Зенит» и сразу же выдало займ на те же $18 млн в пользу компании «ОРСИО Солюшнз корпорейшн» (ORSiO Solutions Corporation) — офшору на Британских Виргинских островах, принадлежащему на 100% Дмитрию Козловскому. «Более “токсичного” должника у нас не было», — говорит один из банкиров.

Когда в 2008 году холдинг Козловского из дорогого клиента превратился в неблагонадежного заемщика, банки ринулись в суд. «Под один и тот же актив привлекалось финансирование от разных банков — одни финансировали под ипотеку недвижимости, другие выдавали кредиты под залог долей и акций компаний, которые владели этой недвижимостью. В итоге интересы банков-кредиторов, не получивших возврат займов и кредитов, пересеклись в судах», — говорит руководитель юридического департамента банка «Траст» Андрей Дроздов.

И банкиры стали выяснять, что же представляет собой компания «Инком-Авто».

Бизнес Дмитрия Козловского состоял из двух больших блоков, которыми управляли офшорные компании — Loughran Enterprises Ltd. (зарегистрирована на Кипре) и Auto Motors Company (остров Джерси), рассказывает юрист, который по заказу банков разбирался в делах бизнесмена. Первая владела примерно 50 компаниями, у которых на балансе была разнообразная недвижимость. Вторая непосредственно занималась продажей автомобилей.

«Траст» выдал бизнесмену кредит в $37,5 млн под залог 75% компании Loughran Enterprises Ltd., то есть, как полагали в банке, под залог недвижимости «Инком-Авто». Когда «Инком-Авто» не вернул кредит, к «Трасту» перешел пакет в кипрской компании. «Не понимаю, что им еще надо», — недоумевает Козловский. Тут и выяснилось, что недвижимость как физический актив заложена в других банках, например, в «Уралсибе». Аналогичная ситуация возникла и в Киеве, где недвижимость была заложена в «Укрэксимбанке». Обычно Козловскому удавалось под один и тот же объект получить кредит дважды или даже трижды. Об этом говорит руководитель другого автодилерского центра: «Все на рынке знают, что Козловский как минимум дважды закладывал свои объекты».

Огромные деньги, которые были выжаты из банков, должны были где-то осесть, рассказывает юрист, работавший на кредиторов Козловского: «Деньги выводились за границу на офшорные компании, а потом инвестировались в российские проекты».

Личные проекты

Пока «Инком-Авто» закрывал свои автосалоны и увольнял 3000 сотрудников, юристы компании занимались другими делами. Они переоформляли на другую компанию фирмы, которые принадлежали Loughran Enterprises Ltd. и имели на своем балансе перезаложенные активы.

«С декабря 2008-го по июль 2009 года большинство из 50 дочерних компаний, которыми владела Loughran Enterprises Ltd, были незаконно переоформлены на другую офшорную компанию — Ballhause Trading Ltd. Конечным бенефициаром этой фирмы на момент переоформления долей компаний являлся Дмитрий Козловский», — утверждает Дроздов из «Траста». Когда это стало происходить, «Траст» обратился в правоохранительные органы. «Похищенные компании удалось вернуть. Вот только у этих фирм, кроме долгов, ничего не осталось», — говорит представитель «Траста».

Банкиры, с которыми беседовал Newsweek, утверждают, что знают, где искать свои деньги: в «личных» проектах Дмитрия Козловского. Говорят, что это ему на самом деле принадлежит строящийся коттеджный поселок «Вестфалия» — 600 домов с приусадебными участками. В компании, которая продает коттеджи, кстати, работает и дочь Козловского Ксения. На прошлой неделе в компании подтвердили, что у них есть такая сотрудница, но поговорить с Ксенией не удалось. У Козловского якобы есть и два современных бизнес-центра в районе Павелецкого вокзала и один торговый центр на Ярославском шоссе, утверждают источники Newsweek. Плюс дом отдыха на Истре и земля в Тульской области.

Не только это возмущает банкиров. По их информации, должник продолжает заниматься автобизнесом. Истинным владельцем автоцентра ABC Motors на Волгоградском проспекте в Москве является Козловский, утверждают они. Раньше этот центр принадлежал «Инком-Авто».

Кредиторы Козловского единодушно уверяют, что к истории в Дербенте отношения не имеют и за возврат своих денег борются только законными методами. Но в правовом поле успехи невелики. В погашение долгов Козловского «Траст» пока что смог продать один только автоцентр на Каширском шоссе. А на бизнесмене, с точки зрения банка, по-прежнему висят $41,9 млн. Альфа-банк и «Уралсиб» выиграли в судах дело по взысканию лично с Козловского $28 млн и $23 млн соответственно. Но взыскивать уже нечего — его российская собственность оформлена на других людей, уверены юристы.

Тем не менее его как должника могут не выпустить за пределы России. «Траст» инициировал судебный иск к Дмитрию Козловскому как поручителю по сделке в Лондонском коммерческом арбитражном суде, решения которого принимаются к исполнению практически во всем мире, а также к ряду компаний Дмитрия Козловского на Кипре. Но бизнесмен хорошо научился прятать свои активы, и найти их пока не удается. Даже после того, как он съездил в Дагестан.

Источник: "Русский Newsweek", 20.09.2010

Автор: Алексей Савкин, Орхан Джемаль