Меню

Экономическаяпреступность сегодня

25 Сен 2022, Воскресенье, 11:34
3.11.2010

Фальшивомонетчики: от Екатерины II до наших дней

Смертная казнь – не панацея
Государство всегда сурово наказывало за подделку денег. В 15 веке в глотку пойманным фальшивомонетчикам заливали расплавленное олово. Позднее виновным в подделке монет отсекали руки и ноги. По свидетельству юриста В.В. Сокольского, автора опубликованного в 1873 году в Киеве исследования «О нарушениях уставов монетных», в XVII столетии за подделку условно серебряных медяков казнили 7000 преступников, а у 15000 «денежных воров» отсекли руки.

Первые российские бумажные денежные знаки – ассигнации – появились в 1769 году при Екатерине II. За их подделку полагалась смертная казнь, в редких случаях заменявшаяся пожизненной каторгой. Однако несмотря на это, уже на следующий год после выпуска ассигнаций появились многочисленные фальшивые 75-рублевки, переделанные из банкнот достоинством в 25 рублей. Подделка была настолько трудноотличима от подлинной ассигнации, что в 1771 г. выпуск ассигнаций в 75 рублей был прекращен, а все 75-рублевые ассигнации были изъяты из обращения. При обмене этих ассигнаций фальшивых было предъявлено на 5,6 млн рублей. Сумма значительная даже по сегодняшним меркам.

Сейчас максимальное наказание за изготовление или сбыт (а также – с недавнего времени – за перевозку и хранение) поддельных денег или ценных бумаг – 15 лет лишения свободы. В хранилище Центробанка в 2009 году было выявлено фальшивых купюр на общую сумму около 130 млн рублей. Еще порядка 300 млн рублей, по оценкам начальника ОРБ №7 Департамента экономической безопасности МВД РФ Сергея Скворцова, изымаются в ходе спецопераций или во время обысков. Так, в июне этого года, при проведении спецоперации у преступников, пытавшихся сбыть деньги, было изъято 50 тыс. фальшивых купюр, в июле при проведении обыска на квартире было найдено 20 млн фальшивых рублей. Всего же, по его приблизительным оценкам, в России в настоящее время находится в обращении порядка 500 млн фальшивых купюр.

«Это очень латентное преступление, — поясняет Скворцов.— Ведь неизвестно, сколько фальшивых денег лежат в виде сбережений «в матрасах». По данным американского журнала New Yorker, 20% купюр достоинством $100, обращающихся за пределами США, являются фальшивыми. По некоторым экспертным оценкам, в странах СНГ каждый десятый доллар США – фальшивый.

От школьников до профессионалов
Милицейская статистика утверждает, что фальшивомонетничество занимает в преступном бизнесе третье место после торговли оружием и наркотиками. Для защиты банкнот от подделок тратится немало усилий и средств. Постоянно усложняется их художественно-графические изображения, используется специальная бумага, сплавы, красители, применяется защитная нить и микропечать. Используют цветные голограммы, защитные люминесцентные волокна, водяные знаки, «плавающие» нити… На разработку этих и многих других мер защиты подлинных купюр тратятся миллионы. А по оценкам, например, американских специалистов, себестоимость производства одной фальшивой купюры составляет примерно 7 центов. Эксперты шутят, что скоро будет проще перейти к массовой чеканке золотой монеты.

Сергей Скворцов отмечает, что фальшивомонетничество в современной России можно четко поделить на два периода: до 2006 года и после. Если раньше этим занимались, главным образом, любители, то теперь за дело взялись профессионалы.

По данным МВД РФ, 95,7% всех исследованных в 2006 году поддельных российских денежных знаков и 23,1% фальшивой иностранной валюты изготовлены с применением средств цветного копирования и компьютерной техники. При этом примерно треть всех задержанных фальшивомонетчиков составляли учащиеся старших классов и студенты.

Цветные лазерные принтеры нового поколения дают отличный рисунок на любой бумаге. При правильном подборе бумаги напечатанная таким образом, например, тысячерублевка внешне вообще неотличима от подлинной. Специальную бумагу для дипломов из Польши можно было купить по $0,3 за лист формата А3.

Было только одно ограничение. Современные высококачественные цветные копиры и лазерные принтеры оснащаются устройствами, затрудняющими работу фальшивомонетчиков. Копиры, например, распознают основные мировые валюты и просто отказываются ксерить деньги или специально портят рисунок. Лазерные принтеры при печати денежных знаков печатают и цифровой код в виде желтых точек, которые не воспринимаются глазом. В ультрафиолете точки начинают светиться, а по коду можно вычислить номер принтера, то есть продавца и покупателя. А последние версии программы Photoshop даже не позволяют дизайнерам делать коллажи из разных купюр, блокируя работу с узнаваемым изображением. Впрочем, как нам рассказал известный эксперт в области защиты денежных знаков Виктор Ионов, на рубли эти ограничения не распространяются – их копируют любые аппараты и программы.

Для повышения «ликвидности» таких подделок любители снабжали свои произведения имитацией некоторых элементов защиты. Например, для нанесения «водяных знаков» использовали обычную канцелярскую замазку «штрих», а защитные металлические полоски на рублевых купюрах имитировали кусочками фольги. Подделывая доллары или российские тысячерублевки, иногда пропитывали бумагу хвойным отваром, чтобы придать ей не только зеленоватый оттенок, но и специфический денежный хруст. Более опытные фальшивомонетчики сдабривали обе бумажные половинки будущей купюры истолченным в порошок магнитом. Местами сбыта подобных фальшивок как правило, были уличные ларьки и рынки.

Но много денег таким образом реализовать невозможно, да и размах у «школьников» небольшой. Как говорит Скворцов, максимальные объемы печати таких любителей составляли 100 тысяч рублей. Сегодня этим занимаются целые преступные синдикаты. Производительность «новых русских фальшивомонетчиков» достигает десятков миллионов рублей, они используют суперсовременные печатные станки, высококачественную бумагу, оборудование для нанесения водяных знаков.

Летом этого года Департамент экономической безопасности МВД РФ сообщил о завершении операции под кодовым названием «Южный поток». Выявленные производственные мощности преступников позволяли им изготавливать более 50 млн рублей ежемесячно. Сбыт фальшивок, как нам рассказал глава пресс-службы ДЭБ Андрей Пилипчук, члены синдиката организовали почти на всей территории России. Подделки сбывались в пяти из восьми федеральных округах: Центральном, Северо-Западном, Сибирском, Приволжском и Южном.

Спасти тысячерублевку
«Южный поток» выявил одну новую тенденцию: если несколькими годами раньше «фабрики» фальшивомонетчиков-профессионалов базировались главным образом на Северном Кавказе, то теперь свои станки по изготовлению поддельных денег переносят непосредственно в Москву и другие регионы, где у них налажены каналы сбыта. В МВД (отдел по экономическим преступлениям) полагают, что к этому их подвигли принятые в прошлом году поправки в 186 статью Уголовного кодекса, которые позволили правоохранительным органам отрабатывать не только изготовителей и сбытчиков поддельных денег, но и лиц, занимающихся хранением и перевозкой.

В качестве каналов сбыта, рассказывает Скворцов, новые русские фальшивомонетчики «сотрудничают» с рыночными торговцами и представителями криминального мира. Первые используют фальшивки для того, чтобы давать покупателям сдачу, вторые – для того, чтобы «кидать» на крупных сделках (к примеру, при покупке квартир).

Стартовая цена фальшивок как правило составляет порядка 10-15% от номинала, каждый следующий посредник «добавляет» к этой цифре еще 5%. Конечному «потребителю», который сбывает поддельные деньги «втемную», фальшивки достаются обычно по 45-50% от нарисованной на них стоимости. Кстати, Скворцов предупреждает: любое отчуждение заведомо фальшивой купюры является формой сбыта. Так что если вы, например, подарите приятелю найденную поддельную «тысячерублевку», вас уже можно считать преступником. Причем, если в случае со взяткой преступники оба субъекта (и взяткодатель, и взяткополучатель), то здесь только тот, кто дает (сбывает) фальшивые деньги.

До последнего времени рубль считался одной из самых защищенных в мире валют. Подделать его значительно сложнее, чем, например, евро. Хуже всего с настоящими деньгами дела обстоят в Канаде – на 1 млн купюр в обращении приходится 150 штук поддельных, в США этот показатель составляет 10-12 купюр. Еще в прошлом году Россия могла похвастаться такой же цифрой. Но теперь, по оценкам Ионова, на 1 млн российских купюр приходится в среднем 20 подделок, а по тысячным дензнакам эта цифра достигает 70 (!!!).

Впрочем, все не так печально. По мнению Виктора Ионова, подделки «пионеров» проще выявить, зато производителей фальшивок высокого качества – проще поймать. По его оценкам, в России сейчас действует не более 10 организованных профессиональных синдикатов по производству фальшивых денег, и в каждом из них должен быть как минимум один суперграмотный профессионал-полиграфист, которых в стране не так уж много.

Автор: Светлана Локоткова