Меню

Экономическаяпреступность сегодня

22 Июл 2017, Суббота, 17:38
27.05.2010

Финансовая лизинговая компания: «распилочная мастерская» в действии

Резюме кейса

В конце 2008 года ОАО «Финансовая лизинговая компания», контролируемое государством, допустило дефолт по своим евробондам, размещенным с помощью ведущих международных финансовых организаций. Это стало лишь прологом скандальной истории, надолго подорвавшей авторитет российского государства в глазах западных инвесторов.

Введение

Электронный журнал «Экономическая преступность сегодня» представляет кейс, посвященный хищению средств в ОАО «Финансовая лизинговая компания» (сокращенно — ФЛК или «Финанс-Лизинг»).

Проведенное после дефолта по евробондам расследование показало, что компания давно превратилась в «черную дыру», в которой исчез не один миллиард рублей. При этом, несмотря на столь плачевное состояние дел с финансами внутри ФЛК, ее топ-менеджмент имел возможность заниматься скупкой непрофильных активов за рубежом. Одной из таких покупок, частично (или полностью?) оплаченной за счет ФЛК, стало приобретение тогда еще первым заместителем гендиректора «Финанс-Лизинга» Андреем Бурлаковым и его бывшим шефом Евгением Зарицким судостроительных верфей Wadan Yards в Германии и на Украине.

Примечательно, что, заполучив этот актив, деловые партнеры распорядились им в лучших традициях отечественного бизнеса: набрали кредитов в немецких банках и инициировали процедуру банкротства. Однако в случае с Wadan Yards тихого банкротства не получилось, во многом благодаря тому, что верфи находились на территории избирательного округа самой Ангелы Меркель. В итоге «разруливать» ситуацию пришлось первым лицам двух стран — канцлеру Германии и президенту России.

1. Дефолт по облигационным займам

ОАО «Финансовая лизинговая компания» было учреждено в 1997 году министерством имущества Республики Татарстан, компанией «Татнефть», банком «Зенит» и инвестиционно-финансовой компанией «Солид» как лизингодатель авиатехники Казанского авиапроизводственного объединения (КАПО) им. Горбунова. Со временем, в 2001 году, контрольный пакет (58%) перешел к федеральному Росимуществу. В обмен государство, также получив контрольный пакет ОАО «Ильюшин Финанс Ко.», распределило госсредства на закупку гражданских самолетов поровну между «Ильюшиным» и ФЛК. 22 мая 2007 года ФЛК и «Ильюшин Финанс» вошли в состав ОАО «Объединенная авиастроительная корпорация», контрольный пакет которого (89,04%) также принадлежит государству в лице Росимущества. ОАК приобрела 40,58% ФЛК, а ровно через год довела его до контрольного. В результате к концу 2008 года ОАК владела 51,8%, 28,7% контролировало Росимущество, остальные акции принадлежали физлицам, в том числе топ-менеджменту ФЛК. В октябре 2009 года, в ходе допэмиссии, РФ передала остаток своего пакета акций ОАК, после чего ОАК контролирует 80,5% ФЛК.

Отдельные признаки нестабильности и невыполнения обязательств со стороны ФЛК появились вскоре после передачи компании под федеральный контроль. В частности, в 2007-2008 гг. в рамках контракта, подписанного в 2005 году между ФЛК и авиакомпанией «Трансаэро» о поставке 10 самолетов Ту-214, лизингодатель поставил заказчику всего два лайнера, притом, что по сообщениям открытых источников обязался поставить до конца 2007 года все 10. Были и другие, похожие случаи. Однако настоящий скандал, вскрывший всю глубину проблем ФЛК разразился лишь в конце 2009 года, когда компания допустила технический дефолт по своим евробондам.

СПРАВКА
В июне 2007 года ФЛК выпустила в обращение первый выпуск еврооблигаций сроком до 2011 года на сумму $100 млн, а в июле 2008 года – второй, сроком до 2013 года, на сумму $150 млн. Участниками выпуска выступали банки ING, Credit Suisse, UBS, Deutsche Bank.

Евробонды ФЛК были обеспечены протекцией ОАК и государства. В феврале 2008 года президент ОАК и председатель совета директоров ФЛК Алексей Федоров подписал комфортное письмо рейтинговым агентствам, в котором говорилось о твердом намерении корпорации обеспечить ФЛК поддержкой и помощью в целях своевременного выполнения финансовых обязательств. В апреле того же года комфортное письмо в пользу ФЛК подписал министр транспорта РФ Игорь Левитин, а в октябре 2008-го еще одно аналогичное послание вновь направил Федоров.

Таким образом, используя авторитет российского государства и возможности крупнейших европейских банков, ФЛК смогла максимально выгодно разместить за рубежом оба выпуска своих облигаций. Тем неожиданнее для международных инвесторов стало известие о серьезных проблемах с обслуживанием этих займов. Уже 20 декабря 2008 года, менее чем через полгода после размещения второго выпуска евробондов, ФЛК допустила дефолт по первому выпуску, а 30 декабря – по полугодовому купону второго. Общая сумма невыполненных обязательств составила $12 млн.

Вначале в качестве причины финансовых проблем ФЛК в СМИ фигурировало прекращение лизинговых платежей от двух обанкротившихся заказчиков – «Дальавиа» и «КрасЭйр». В январе 2009 года рейтинговое агентство Moody’s, снизив рейтинг ФЛК с Ba3 до Caa3, указало, что дефолт был допущен из-за неадекватного управления ликвидностью, ухудшения качества активов и проблем с корпоративным управлением.

Руководство ФЛК судорожно пыталось найти выход из сложившейся ситуации, выпускало сообщения, призванные успокоить кредиторов, но эффекта это не принесло, а напротив, стало еще больше нагнетать ажиотаж и создавать вокруг ФЛК негативный фон. Так, в начале февраля 2009 года ФЛК обещала выплатить деньги по займам до 21-го числа того же месяца, но так и не выполнила обещания. Примерно тогда же руководство компании обратилось к «Внешторгбанку» с просьбой о предоставлении кредита, а также о покупке компании. Глава ОАК Федоров даже предположил, что активы ФЛК могут быть переданы банку в счет задолженности. Однако представитель ВТБ заявил, что у банка уже есть лизинговая компания («ВТБ-Лизинг»), и никаких переговоров о покупке ФЛК он не ведет. Также нужно отметить, что в конце февраля Федоров обратился в Министерство экономического развития с просьбой выделить 100 млрд рублей компаниям, входящим в ОАК. Впрочем, достоверно сказать, предполагалось ли направить часть этой суммы на поддержку ФЛК, невозможно.

По цепной реакции, вскоре после дефолта и в связи с возникшим недоверием к надежности ФЛК, появились требования инвесторов к компании и ее партнерам. В феврале 2009 года сразу несколько негосударственных пенсионных фондов — НПФ электроэнергетики, НПФ «Транснефть», НПФ «Норильский никель» и Ханты-Мансийский НПФ — обратились к ФСФР с просьбой проверить управляющую компанию (УК) «Росбанка» (с сентября 2009 года — ООО «РБизнес Управление активами»), вкладывавшую средства фондов в низколиквидные акции ФЛК. Так, менее чем за полтора месяца до технического дефолта, 10 ноября 2008 года, УК Росбанка пополнила портфели перечисленных НПФ обыкновенными акциями ФЛК на общую сумму 800 млн рублей. 31 марта 2009 года ФСФР подала в арбитражный суд Москвы заявление о привлечении ООО «УК Росбанка» к административной ответственности по этому обращению.

В середине марта 2009 года в арбитражный суд Москвы был направлен иск к ФЛК от спортивного общества «Сокольники» с требованием досрочного погашения векселей на сумму 476 млн рублей в связи с дефолтом по кредитным нотам.

Что касается поручителей ФЛК из федерального правительства и ОАК, то они оказались в сложном положении. Так как компания являлась фактически государственной, ее проблемы наносили удар по авторитету России и инвестиционной привлекательности отечественной экономики в целом. Потерять лицо в этой ситуации было нежелательно. Но в то же время существовал серьезный риск того, что обманутые инвесторы всерьез решат предъявить свои требования не к компании, а к ее поручителям. Поэтому, с одной стороны, представители государства вынуждены были дать обещание оказать всяческое содействие в решении проблем ФЛК, а с другой – активно пытались отмежеваться от компании, возложив ответственность за случившееся исключительно на ее руководство. При этом заявления высоких должностных лиц иногда противоречили одно другому.

Президент ОАК Федоров, ранее подписывавший комфортные письма в пользу ФЛК, на первых порах от комментариев СМИ вообще отказывался.10 марта 2009 года официальный представитель ОАК Константин Лантратов заявил о том, что корпорация не будет принимать участие в переговорах ФЛК и кредиторов. Тогда же представитель аппарата первого вице-премьера российского правительства Игоря Шувалова заявил, что ему ничего неизвестно об обсуждении в правительстве мер поддержки ФЛК. Тем не менее, в конце марта 2009 года вице-премьер федерального правительства и член совета директоров ОАК Сергей Иванов заявил агентству Bloomberg, что ОАК «должна каким-то образом помочь» ФЛК погасить долг по евробондам. При этом он предпочел не уточнять, будет ли эта помощь оказана в виде финансовых средств. Вину за дефолт Иванов возложил на неназванное «прежнее руководство» ФЛК. К тому времени (конец марта 2009 года) аналогичную позицию занял и Федоров, который заявил, что ОАК и государство помогают ФЛК консультациями, но не несут никакой ответственности за действия «прежнего топ-менеджмента».

Заявления представителей главного акционера ФЛК не возымели должного воздействия на инвесторов, которые придерживались логики ответственности поручителей ввиду неспособности ФЛК расплатиться самой. В апреле 2009 года держатели евробондов ФЛК — американский инвестиционный банк BCP Securities (организатор LLC) и Dresdner Bank (организатор CLN) — сделали официальное предложение ОАК принять на себя долги ФЛК и реструктурировать их, продлив сроки погашения облигаций на 3 и 5 лет соответственно при сохранении процентной ставки.

Тем временем не оставалось сомнений в том, что ФЛК приближается к окончательному краху, и дело лишь за формальным признанием этого факта. 2 июля 2009 года руководство компании распространило заявление, в котором сообщало, что не исключает банкротства, если не будут найдены механизмы взаимодействия с кредиторами. В свою очередь, Федоров 8 июля 2009 года в очередной раз заявил, что ОАК и правительство России не несут никакой ответственности перед владельцами облигаций ФЛК. При этом он уточнил, что апелляции инвесторов к комфортным письмам не могут приниматься в качестве обязательств ОАК или правительства.

С лета 2009 года начался процесс подачи исков к ФЛК. В начале августа ВТБ и VTB Austria подали к ФЛК иск в Лондонский коммерческий международный арбитраж о взыскании $20,909 млн в пользу ВТБ и $17,846 млн в пользу его австрийского подразделения по дефолтным CLN. Осенью в арбитражный суд Москвы был направлен иск от ООО «РБизнес Управление активами» о взыскании с ФЛК задолженности по ценным бумагам в размере 350 млн рублей.

3 сентября 2009 года агентство Moody’s отозвало рейтинги у ФЛК, по причине отсутствия необходимой информации, запрашиваемой у компании. А 9 декабря 2009 года ФСФР приостановила допэмиссию документарных процентных неконвертируемых облигаций серии 01 и 02 ФЛК на 4 млрд руб., которая была зарегистрирована 23 октября 2008 года. Соответственно, эти выпуски так и не были размещены, а госрегистрация была аннулирована 19 января 2010 года. В тот же день руководитель ОАК Федоров в отчете за 2009 год в очередной раз заявил, что корпорация не несет обязательств за ситуацию с ФЛК и не намерена заниматься урегулированием ее долгов.

2. Непрофильные приобретения ФЛК

Международный скандал, последовавший за дефолтом по евробондам ФЛК, вынудил руководство компании и ее акционеров обратить свое внимание на причины происходящего. В начале 2009 года служба безопасности ФЛК провела собственное расследование, которое выявило пропажу средств в размере около 150 млн евро.

Из этой суммы около 3 млрд рублей было передано летом 2008 года в качестве займов двум малоизвестным фирмам – ООО «Инвестиционная компания «Юг» (5 договоров на 1,837 млрд рублей) и ЗАО «Инвестиционная лизинговая компания» (2 договора на 950 млн рублей). Условия этих сделок были крайне подозрительными. Во-первых, все договоры были заключены без обеспечения, без залогов. Во-вторых, выплата процентов предусматривалась лишь в конце срока займов. Наконец, изначально сроки возврата займов ИК «Юг» были установлены на 5 марта 2009 года, но затем были подписаны дополнительные соглашения к основным договорам займа о продлении срока их выплаты до 2014 года.

В марте 2009 года руководство ФЛК обратилось в следственное управление СКП по Москве с заявлением, в котором просило провести проверку по описанным фактам. Одновременно, 12 марта, ФЛК подписала соглашение с PriceWaterhouseCoopers о консультировании по реструктуризации долга компании, в рамках которого перед аудитором была поставлена задача проследить вывод из ФЛК более 5 млрд рублей и возможную связь этой аферы с покупкой судостроительных верфей Wadan Yards в Германии и на Украине.

В конце июля 2008 года зарубежная «дочка» ФЛК — FLC West Holding S.a.r.l. — приобрела у норвежского судостроительного концерна Aker Yards ASA за 291,9 млн евро 70% Aker Yards Ukraine Holding AS (впоследствии переименованное в Wadan Yards). Норвежцы продали FLC принадлежавшие им судостроительные верфи в немецких Варнемюнде и Висмаре, а также в украинском Николаеве (завод «Океан», с декабря 2008 года — WY Okean). В процессе этой сделки ФЛК не только лишилась своих денег, но и утратила контроль над FLC West Holding.

СПРАВКА
FLC West Holding S.a.r.l. (Люксембург) было учреждено ФЛК в 2005 году. До 2008 года ФЛК владела 50% FLC, оставшиеся 50% принадлежали кипрской Almiar Investment Ltd. В настоящее время FLC принадлежит двум офшорам — Blackstead Holdings Ltd. и Templestowe Trading Corp.

В ходе проведенного расследования выяснилось, что деньги ФЛК, перечисленные ИК «Юг», сначала были конвертированы в евро в ЗАО «Мира-банк» (лицензия отозвана в ноябре 2008 года), а затем переданы FLC в качестве займа со сроком погашения в 2014 году. Из этих средств FLC внесла предоплату за Aker Yards в размере 50 млн евро. Затем, чтобы окончательно расплатиться с норвежцами, были привлечены две офшорные компании – Tamplestowe Trading Corp. и Blackstead Holdings Ltd., которые внесли 200 млн евро в обмен на контрольный пакет FLC. В итоге Tamplestowe получила в FLC 74%, Blackstead 25%, у ФЛК остался 1%. Вскоре ФЛК вообще вышла из состава акционеров FLC.

Таким образом, потратив 50 млн евро собственных средств, ФЛК фактически помогла оплатить покупку судостроительного бизнеса двум офшорам.

По результатам проверки ФЛК направила в Главное следственное управление (ГСУ) ГУВД Москвы заявление о хищении у компании более 1,8 млрд рублей. 2 июня 2009 года ГСУ возбудило по этому заявлению уголовное дело № 304061.

3. Фигуранты уголовного дела

Следователь ГСУ ГУВД Москвы Наталья Поликурова, расследовавшая дело № 304061, в ходе своей работы пришла к следующим выводам. В период с октября 2007 по февраль 2008 года первый заместитель генерального директора ФЛК Андрей Бурлаков организовал ОПГ, в состав которой вовлек неустановленных лиц (выделено нами — ЭПС) из числа руководства компании, а также зампреда правления «Мира-банка» Анну Эткину. По мнению следователя, именно Бурлаков руководил ОПГ, координировал действия ее членов, поддерживал внутреннюю дисциплину, занимался осуществлением законодательного прикрытия афер, отношениями со СМИ и государственными органами с целью их дезинформации. В результате Бурлаков и Эткина ввели в заблуждение номинального директора ООО ИК «Юг» Харченко и главбуха компании Якушину, склонив их к подписанию подложных договоров внутренних и внешних займов якобы для исполнения федеральной программы правительства России по покупке Aker Yards.

Бурлаков Андрей Анатольевич
Родился 22 августа 1963 года в ГДР. В 1985 году окончил Военный институт Министерства обороны СССР по специальности «переводчик с английского и японского языков».
Служил на Тихоокеанском флоте.
Начиная с 1992 года выступил соучредителем ряда фирм, например Негосударственного пенсионного фонда «Витязь-Гарантия», ООО «Центаир» (торговля продуктами питания), ТОО «Алекс» (ремонт зданий), ООО «Ойлпост» (оптовая торговля топливом), Некоммерческое партнерство содействия повышения эффективности расчетов «Независимое информационно-консультационное агентство «НИКА», ООО ИФК «Русь-Альфа», ЗАО «Инвестиционная лизинговая компания». В 1999-2001 годах — заместитель гендиректора ИФК «Русь-Альфа».
С 2002 года — советник генерального директора — первый вице-президент ОАО «Финансовая лизинговая компания», с 2005 года — первый заместитель гендиректора ОАО ФЛК.
В июле 2008 года возглавил совет директоров судостроительной группы Wadan Yards.
В конце 2008 года был уволен из ФЛК «за прогулы», затем в судебном порядке восстановился в должности и уволился по собственному желанию.

Явная недосказанность и фрагментарность версии следствия бросается в глаза. Из всех фигурантов были выделены лишь двое, остальные отнесены к «неустановленным лицам». Расследование немецкого журнала Spiegel и российской «Новой газеты» смогло собрать гораздо больше информации об обстоятельствах аферы с покупкой Wadan Yards. Журналисты не только выделили более широкий круг фигурантов, но и установили, что они были давно связаны друг с другом, зачастую имели общий бизнес.

В частности, у отечественных правоохранительных органов практически не вызвал интереса деловой партнер Андрея Бурлакова, бывший гендиректор ФЛК Евгений Зарицкий. Его статус в деле — «свидетель». Между тем, по данным «Новой», он, наряду с Бурлаковым, является совладельцем двух офшоров — Templestowe и Blackstead Holding Ltd., которым в итоге досталась FLC вместе с Wadan Yards.

Зарицкий Евгений Борисович
Родился 1 февраля 1965 года в городе Плесецке Архангельской области, в семье служащих.
В 1987 году окончил Московский институт инженеров транспорта по специальности «инженер-конструктор».
С 1988 по 1990 гг. служил в Советской Армии на офицерских должностях, начиная с командира взвода.
В 1990 — 1995 гг. работал по специальности во ВНИИЖДавтоматизации, на предприятиях «Трансмаш», «Стройтрансгаз», затем в финансовых компаниях и банках.
С 1999 — 2006 гг. – генеральный директор ФЛК.
После ухода с поста гендиректора остался в ФЛК, на какой должности – неизвестно. В конце 2008 года он был уволен вместе с Бурлаковым, «за прогулы».

 

 

Помимо Зарицкого, в афере «засветился» ряд топ-менеджеров ФЛК и «Мира-банка». В частности, Бурлаков не имел права подписи документов (что он сейчас и пытается использовать как ключевой аргумент в свою защиту). Поэтому под всеми договорами займа с ИК «Юг» и ИЛК стоят подписи исполнительного директора ФЛК Виктора Драчева и замгендиректора ФЛК Никиты Егорова. Оба имели доверенности на ведение хозяйственных дел от гендиректора Наиля Малютина.

Вскоре после подписания документов Егоров уволился из ФЛК по собственному желанию, а через некоторое время возглавил ЗАО «Судфининвест» («Судостроительная финансовая инвестиционная компания»), которое выполняло функции московского представительства Wadan Yards. Драчев же в октябре 2008 года исчез и не найден до сих пор.

Также любопытно, что после покупки и переименования Aker Yards в Wadan Yards, в наблюдательный совет компании вошли два зампреда правления «Мира-банка» – Виктор Измалков и Анна Эткина. Последняя также была назначена вице-президентом WY по финансам. Не осталась «внакладе» и руководство ИЛК. Ее гендиректор Наталия Конькова стала главным бухгалтером упомянутого выше ЗАО «Судфининвест».

Стоит отметить, что, по данным «Новой», гендиректор ИК «Юг» Юрий Харченко в прошлом руководил службой безопасности «Мира-банка», в состав совета директоров которого входил и Андрей Бурлаков. На этом поразительные совпадения не заканчиваются. Учредителями ЗАО ИЛК, по данным Московской регистрационной палаты за 2002 год, числились Зарицкий и Бурлаков. Затем (по данным базы данных «Интегрум Компании») учредителем 100% ИЛК стало ЗАО «Спецпроект», являющееся также соучредителем (51%) ЗАО «Судфининвест». Руководителем ИЛК в первой половине 2000-х гг. являлся Измаил Островский, он же руководитель «Спецпроекта». По данным на 2006 год, согласно отчетам ФЛК, Островский был учредителем ЗАО «Бета-Лизинг», владевшего 14,71% ФЛК, а по данным БД «Интегрум» — и гендиректором «Бета-Лизинга».

По информации «Новой», Островский также некоторое время работал в ФЛК в должности замгендиректора по развитию, а затем – до лета 2008 года – советника гендиректора. Кроме того, по сведениям базы данных «Интегрум», Островский руководит ЗАО «ФЛК-Связь», которое учреждено ЗАО «Инвестиционная компания «РИК» (74,9%) и ФЛК (24,9%).

См. схему связей фигурантов

4. Банкротство верфей и международный скандал

По данным журнала Spiegel, с момента приобретения в июле 2008 года верфей Бурлаков обещал коллективам предприятий и немецким властям крупные заказы на строительство арктических ледоколов и танкеров буровых платформ, газовозов и прочих сложных судов, участие WY в тендерах на поставку продукции для «Газпрома» и «Роснефти». Вначале даже был получен первый заказ – для «Норильского никеля» было собрано четыре контейнеровоза ледового класса. Кроме того, в середине 2008 года проходила информация о намерении FLC участвовать в проекте по строительству верфи на Северо-Западе России, с объемом инвестиций $1 млрд, большая часть которых должна была выделяться государством через Объединенную судостроительную корпорацию (ОСК).

На первых порах руководство земли Мекленбург – Передняя Померания, на территории которой находятся верфи WY и где эта компания является крупнейшим работодателем, выделило ей кредит 60 млн евро для оплаты текущих счетов. В январе 2009 года немецкие верфи WY были включены в федеральную программу помощи пошатнувшимся предприятиям общим объемом 15 млрд евро. А банки KfW-Ipex и Deutsche Bank выделили верфям кредиты на общую сумму 180 млн евро.

Заполучив государственные и коммерческие кредиты и включив Wadan Yards в федеральную целевую программу, владельцы компании продолжили практику нецелевого использования средств уже в Германии. Предприятия простаивали без заказов, рабочие перестали получать зарплату. Верфи подводились к банкротству. В то же время их владельцы купались в роскоши. Так, Бурлаков за свои автомобильные пристрастия получил среди рабочих верфи прозвище Meibachfahrer (водитель «Майбаха»).

В начале июня 2009 года, после отказа германских властей в выдаче очередного кредита на 80 млн евро, в административный суд Шверина от руководства верфей поступила официальная заявка о начале процедуры банкротства Wadan Yards. Через две недели работникам WY было выплачено 90% задолженности по зарплате, и компании предстояло погасить долги перед поставщиками на сумму 100 млн евро.

Однако тихого банкротства не получилось. Скандал вышел на международный уровень, когда в конце июля 2009 года около 2500 сотрудников висмарской верфи организовали митинг в знак протеста против угрозы сокращений и банкротства предприятия. Недолго думая, немецкие власти вынесли обсуждение этой проблемы на уровень первых лиц ФРГ и России — федерального канцлера Ангелы Меркель и президента России Дмитрия Медведева.

Исходя из контекста проведенных переговоров и принятых итоговых решений можно сделать вывод о том, что реализация такого амбициозного и стратегически важного для России проекта как «Северный поток» была поставлена немецкой стороной в зависимость от решения проблем Wadan Yards. Во всяком случае, ОАО «Газпром» фактически вынужден был взять шефство над полубанкротными верфями, организовав их выкуп у Бурлакова и его партнера Зарицкого.

В августе 2009 года обе немецких верфи WY перешли к структурам, связанным с Виталием Юсуфовым — до недавнего времени директора московского представительства Nord Stream AG (АО «Северный поток») и сына спецпредставителя президента РФ по международному энергетическому сотрудничеству, члена совета директоров «Газпрома» Игоря Юсуфова.

Юсуфов Виталий Игоревич
Окончил МГИМО, защитил диссертацию на тему «Макроэкономические проблемы повышения конкурентоспособности России».
До 2006 г. — помощник генерального директора ООО «Газпром экспорт».
С 2006 г. по август 2009 г. — руководитель филиала Nord Stream AG в Москве.
С августа 2009 г. — владелец компании Nordic Yards (Швейцария), купившей немецкие верфи WY.

 

 

Для заключения сделки, сумма которой составила 40,5 млн евро (без учета обязательств WY), Юсуфов-младший лично приехал в Германию. По данным журнала «Компания», Бурлаков отметил сделку по продаже Висмарской верфи вечеринкой в монакском «Отель де Пари» на сумму 4 млн евро с участием Элтона Джона.

5. «Распилочная мастерская» в действии

В начале декабря 2009 года Бурлаков и Зарицкий были арестованы в рамках уголовного дела № 304061 и доставлены в СИЗО № 2 (Бутырка). Однако спустя некоторое время Зарицкий был отпущен на свободу и сейчас проходит по делу свидетелем. Также была задержана Анна Эткина, и 8 декабря главное следственное управление столичного ГУВД предъявило ей и Бурлакову обвинение по ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество).

Сам Бурлаков утверждает, что уголовное дело против него сфабриковано по инициативе настоящих расхитителей бюджетных средств в ФЛК с тем, «чтобы скрыть истинные причины и настоящие масштабы проблем и хищений бюджетных средств в ФЛК». Не ставя под сомнение его участие в афере с покупкой Wadan Yards, можно однако найти много аргументов в пользу того, что Бурлаков действительно был далеко не единственным (а возможно и не основным) участником «распилочной мастерской» под названием ФЛК.

Прежде всего, отметим, что до сих пор не понятно, куда ушли более 3 млрд из 5 млрд рублей, хищение которых выявила внутренняя проверка ФЛК в начале 2009 года. До сих пор следствие занималось лишь теми 1,8 млрд, которые были выведены для покупки Aker Yards в ИК «Юг». Кроме того, не стоит забывать, что даже эти 5 млрд — капля в море, видимая часть айсберга.

В апреле 2010 года по депутатскому запросу совладельца Национальной резервной корпорации (контролирует «Ильюшин Финанс Ко») и акционера ФЛК Александра Лебедева Счетная палата (СП) России провела проверку вывода средств на закупку товара у завода «Пермские моторы». Согласно запросу, в 2004 году ФЛК создала Торговый дом «Пермские моторы» (по данным УФРС по Москве, ООО «Торговый дом ПМЗ» было организовано 26 мая 2005 года, а уже 5 декабря 2006 года оно прекратило свою деятельность), который должен был выкупить весь товар у завода. ФЛК перечислила торговому дому 100%-ную предоплату, но товар так и не получила.

По данным открытых источников, ссылающихся на результаты проверок ФЛК аудиторами СП, за компанией отмечались и другие сомнительные финансовые операции. Так, в 2004 году ФЛК, хотя она не занимается строительством самолетов, приобрела за 72 млн рублей конструкторскую документацию на самолет Ту-214. В 2006 году ФЛК приобрела через посредников 8 авиадвигателей Пермского моторного завода по цене, завышенной на 13-16%.

В 2007 году за 620 млн рублей ФЛК купила завод по ремонту тральщиков «Авангард» (Петрозаводск). Примечательно, что незадолго до этого предприятие было приобретено фирмой-посредником всего за 40 млн рублей. Также по данным СП, ФЛК приобрела через посредников пять самолетов ATR-42-500 у Avions de Transport Regional, уплатив им $4,45 млн. Самолеты должны были быть поставлены в мае 2008 года, но так и не появились.

Крайне выгодную сделку с ФЛК заключила компания BCP Securities LLC.: за кредит в размере 305,8 млн рублей она получила 35% комиссионных. Как выяснили аудиторы СП, ООО «Жилстрой-Сервис» по инвестиционному соглашению с ФЛК получила аванс в размере 219 млн рублей, однако документы и их копии, подтверждающие исполнение соглашения, были утеряны. Сделки подписывал бывший исполнительный директор Драчев, исчезнувший при невыясненных обстоятельствах осенью 2008 года.

В 2009 году стало известно, что ФЛК задолжала крупные средства не только покупателям еврооблигаций, дефолт по которым связывали с покупкой верфей, но и банкам-кредиторам. Осенью 2009 года иск о взыскании с ФЛК 771,3 млн рублей направил в арбитражный суд Москвы «МДМ-банк» (он получил право требования от Dresdner Bank, который в свое время заключал кредитный договор с ФЛК). В начале 2010 года иски о взыскании с ФЛК кредиторской задолженности подали ОАО «Промсвязьбанк» (687,733 млн рублей), ЗАО «Абсолют Банк» (620,5 млн рублей), ОАО Банк «Зенит» (более 166 млн рублей), ОАО Банк «Кузнецкий мост» (153,4 млн рублей).

Также выяснилось, что помимо собственных долгов ФЛК вынуждена отвечать и по чужим — в качестве поручителя. В частности, ЗАО «Бета-Лизинг» в период, когда оно владело 14,71% ФЛК, заключило с УК Росбанка (нынешняя УК «РБизнес Управление активами») сделку РЕПО с акциями ФЛК на 1 млрд рублей и такую же сделку с банком «Траст» на сумму 500 млн рублей. Поручительство по обеим сделкам от ФЛК подписывал, по данным «Новой газеты», все тот же Драчев.

Руководство ФЛК и ОАК, чиновники федерального уровня, а также следствие подают ситуацию вокруг вывода активов ФЛК как преступные действия некоего «прежнего руководства» компании. На самом же деле, никаких старой и новой команд в ФЛК не существует: и нынешний гендиректор Малютин, и Бурлаков, и Зарицкий – все это одна команда, работающая в руководстве компании с начала 2000-х гг.

Малютин Наиль Анварович
Родился в 1968 году в г.Кувасай (Узбекистан).
В 1992 году окончил Ташкентский ордена Дружбы Народов институт народного хозяйства по специальности «инженер-экономист».
2000-2002 гг. — вице-президент Компании некоммерческого партнерства «НИКА».
В 2002-2006 гг. работал заместителем генерального директора ОАО ФЛК, и.о. обязанности генерального директора ОАО ФЛК.
С 2007 года – генеральный директор ОАО ФЛК, член совета директоров ОАО ФЛК.

 

 

Малютин заявляет, что не был поставлен в известность о совершавшихся сделках и пытается отмежеваться от действий Бурлакова и Ко. Но как мог гендиректор такой стратегически важной компании, как ФЛК, не знать о том, какие документы подписывают его первый зам и исполнительный директор – вопрос, требующий подробного изучения.

Кроме того, стоит отметить, что раньше, задолго до скандалов, связанных с покупкой немецких верфей, Малютин активно участвовал в совместных бизнес-проектах с фигурантами вывода средств из ФЛК. По данным ежеквартальных отчетов известно, что в 2004 году Малютин и Островский были соучредителями ЗАО «ТрансЛизингИнвест» , которое в то время владело 7,33% ЗАО ФЛК, а в настоящий момент 49% ЗАО «Судфининвест». Кроме того, Малютин и Бурлаков были соучредителями ООО «Намойл» (транспортировка нефтепродуктов).

Примечательно, что клубок связей бывшего топ-менеджмента ФЛК выходит далеко за пределы самой компании и ее руководства. В частности, Бурлаков прекрасно знал нынешних владельцев верфей Wadan Yards отца и сына Юсуфовых. По данным «Новой газеты», Игорь и Виталий Юсуфовы ранее оказывали содействие Бурлакову в управлении немецкими активами. Эту информацию подтвердил газете и сам Бурлаков. При этом он охарактеризовал их роль как советников, не входящих в структуры FLC и не являющихся лоббистами. В частности, Виталий, по словам Бурлакова, консультировал его по международно-правовым вопросам.

Благодаря активности испанских полицейских, всерьез обеспокоенных активностью российского криминалитета в своей стране, всплыли связи Бурлакова и с представителями «малышевской» преступной группировки. Так, в мае 2009 года в Испании арестовали группу российских «авторитетных бизнесменов», в том числе Геннадия Петрова и Александра Малышева.

Геннадий Петров
Родился в 1948 году.
Считался человеком, близким к лидеру «тамбовских» Кумарину-Барсукову.
В 1992 году учредил вместе с Игорем Найвальтом АОЗТ «Финансовая Компания «Петролиум»».
В марте 1993 года был арестован по обвинению в бандитизме и вымогательстве вместе с Александром Малышевым и еще десятком «малышевских». Освобожден за недостатком улик.
В 1994 году вместе Игорем Найвальтом участвовал в учреждении ЗАО «Балтийская строительная компания» (БСК), ставшим впоследствии группой компаний.
В 1996 году Г.Петров поселился в Испании в качестве гражданина Греции.
В июне 2008 года был арестован в Испании в ходе операции «Тройка».

  Александр Малышев
Основатель питерской ОПГ, названной в его честь «малышевской». «Малышевская» ОПГ считалась конкурентом т.н. «тамбовской» группировки.
Был судим за умышленное убийство в 1977 году и за убийство по неосторожности в 1984-м.
В 1992 году арестован и к 1995-му получил два с половиной года за незаконное хранение оружия. Освобожден в зале суда, поскольку провел полученный срок в предварительном заключении.
В 1996 году переехал в Испанию. В 2002-м задержан в Германии по подозрению в подделке документов для получения эстонского гражданства.
В июне 2008 года был арестован в Испании в ходе операции «Тройка».

 

Как выяснили испанцы, «крестные отцы русской мафии» были знакомы со многими российскими чиновниками, в 1998-1999 гг. являлись акционерами банка «Россия», который эксперты связывают с окружением Владимира Путина.

По данным «Новой газеты», документальных подтверждений которым не найдено, сын Геннадия Петрова, Антон Петров, совместно с Наилем Малютиным были соучредителями московской фирмы «Северфинанс», а сам Геннадий Петров знаком с Бурлаковым. «Новая» же сообщала, что, по данным некоего источника, близкого к испанскому следствию, арестованные россияне будто бы обсуждали судостроительные проекты, касающиеся ОСК.

Вместо послесловия

Не исключено, что расследование уголовного дела по фактам вывода средств из ФЛК забуксовало по причине нежелания следователей разматывать сложный клубок отношений между бывшими и нынешними менеджерами компании, их акционерами и внешними связями. Но не только страх задеть интересы высокопоставленных фигурантов сыграл свою роль. Как оказалось, разворовывание ФЛК расследовали далеко не самые профессиональные работники МВД и уж точно не самые честные.

Так, следователь по особо важным делам первого отдела ГСУ ГУВД Москвы Наталья Поликурова работала в правоохранительной системе не так давно, а до этого пять лет служила актрисой в Театре Советской Армии. 2 марта 2010 года СКП возбудил в отношении нее уголовное дело по подозрению в покушении на мошенничество в особо крупном размере. Поликурова, при посредничестве адвоката Тверской коллегии Ильи Брезговина, пыталась вымогать взятку у владельцев здания ресторана «Семь красавиц» на юге Москвы. Это помещение фигурировало в деле о рейдерском захвате, которое она расследовала. Брезговин предложил для решения вопроса о возвращении здания дать взятку Поликуровой в размере 400 тыс. долларов. В ходе торга эта сумма была снижена до 150 тыс. долларов. Предприниматели обратились в департамент собственной безопасности МВД, и в итоге 2 марта Брезговин был задержан при получении денег. Тогда же он признался в попытке мошенничества. 4 марта СКП провел масштабные обыски по этому делу в здании ГСУ ГУВД Москвы. В апреле Поликурова также призналась следствию в покушении на мошенничество.

Как выяснилось уже после возбуждения дела по эпизоду с рестораном, Поликурова и Брезговин ранее пытались вымогать взятку и у Бурлакова с Эткиной. Во всяком случае в апреле 2010 года Бурлаков и Эткина направили в СКП соответствующее заявление. По их словам, в октябре 2009 года Поликурова и Брезговин вымогали у них 2 млн евро, чтобы закрыть уголовное дело. По данным СМИ, в ходе проверки СКП многие изложенные Бурлаковым и Эткиной факты подтвердились.