Меню

Экономическаяпреступность сегодня

25 Сен 2018, Вторник, 08:38
26.06.2018

ФНС: Число фирм-однодневок в России снизилось до исторического минимума

Количество фирм-однодневок, которые долгое время были основным инструментом обналички и ухода от налогов, упало до 7% от общего числа зарегистрированных в России юридических лиц, следует из материалов Федеральной налоговой службы (ФНС), с которыми ознакомился РБК. Представитель ведомства подтвердил эти данные и уточнил, что это наиболее низкий показатель за всю современную историю.

Согласно материалам Налоговой службы, число компаний «с признаками фиктивности» (такую формулировку использует ФНС) в России по состоянию на 1 июня этого года составляет 309,5 тыс. — это 7,3% от общего числа зарегистрированных юрлиц. Число таких фирм упало в 2018 году почти до 300 тыс., подтвердил РБК представитель СПАРК «Интерфакса», считающей количество однодневок на основании собственной аналитической модели.

При этом в 2011 году число фирм-однодневок, по данным ФНС, составляло 1,8 млн (40,1%). Два года назад (на начало 2016 года) их было порядка 1,6 млн, то есть основной результат борьбы государства с однодневками сказался в последние три года. В 2017 году ФНС, как следует из ее данных, насчитала 1,2 млн фиктивных компаний, в начале этого года — 528,2 тыс.

Что такое однодневка

Под «фирмой-однодневкой» ФНС подразумевает юридическое лицо, не обладающее фактической самостоятельностью, созданное без цели ведения предпринимательской деятельности и, как правило, не представляющее налоговую отчетность, разъясняла служба в 2010 году.

Создаются такие фирмы для того, чтобы налогоплательщик мог искусственно включить их в цепочку хозяйственных связей. При этом налогоплательщик и фирма-однодневка, которая формально не имеет к нему отношения, совершают «согласованные противоправные действия», писала ФНС. К признакам однодневок относятся минимальный размер уставного капитала, массовый адрес регистрации, подача отчетности с нулевыми показателями или ее отсутствие, отсутствие штата персонала, отсутствие материальных и административных ресурсов, подозрительные хозяйственные операции, отсутствие упоминаний о компании, а также дата регистрации, близкая к дате совершения сомнительной сделки.

От отмывания до вывода

На фирмы-однодневки завязано большинство незаконных схем, среди которых обналичивание, хищение НДС, вывод денег за рубеж, подставные тендеры, выводы активов из банкротящихся предприятий и т.д., говорит партнер юридической фирмы Taxology Михаил Успенский. Снижение интереса к однодневкам в налоговых схемах обусловлено в первую очередь внедрением системы АСК НДС-2 (автоматизированная система контроля за возмещением НДС), указывает эксперт. Она позволяет выявлять и вычищать так называемый бумажный НДС: по закону уплате в бюджет подлежит разница между входящим и исходящим НДС, а за счет подставных фирм и фиктивных счетов-фактур компания может свести эту разницу к нулю, объясняет Успенский. Система АСК НДС-2 позволяет в реальном времени сопоставлять сведения о покупках и продажах и выявлять расхождения в декларациях по НДС и, соответственно, разные серые схемы и их участников.

За первый квартал 2018 года без проведения проверок при ее помощи удалось дополнительно собрать в федеральный бюджет 12 млрд руб., что в 1,8 раза больше соответствующего периода прошлого года, говорил глава ФНС Михаил Мишустин.

Что касается обналичивания средств, то сейчас эта схема стала невыгодна, следует из данных Центробанка. Если в 2013 году цена ставки за обналичивание денег в России была меньше 3%, то сейчас она выросла до 17%, говорил в феврале «Интерфаксу» зампред регулятора Дмитрий Скобелкин.

Причины для отказа в регистрации

Снизить число фирм-однодневок позволили изменения в законе о госрегистрации (129 ФЗ), открывающие налоговым органам больше возможностей по исключению организаций из ЕГРЮЛ. Теперь, обнаружив компанию с признаком фиктивности, налоговые органы могут внести в реестр запись о недостоверности адреса, места нахождения юридического лица, его руководителе или учредителе. С такой записью в ЕГРЮЛ органы управления этих компаний ограничены в возможности создавать новые серые фирмы, отмечает председатель исполкома Российского союза налогоплательщиков Артем Кирьянов.

«Если в течение полугода компания не приведет в порядок информацию о себе в ЕГРЮЛ, она может быть исключена из реестра, и налоговые органы уже приступили к этой работе. У налоговиков появилась возможность жестче проверять достоверность сведений при регистрации юридических лиц, выросла также ответственность за использование однодневок: наказание за это теперь может составить до пяти лет», — сказал Кирьянов РБК. Еще одним фактором улучшения статистики стало обязательство банков проверять всех клиентов на наличие признаков «однодневности» и затем включать эти сомнительные компании в черные списки, говорит он.

Представитель ФНС отметил, что налоговые органы теперь могут отказывать в регистрации лицам, которые в течение последних трех лет были причастны к деятельности юрлиц, нарушивших законодательство. К ним относятся участники и директора брошенных с задолженностью или указавших недостоверные сведения компаний. «Раньше у налоговых органов вообще не было права отказывать в регистрации», — сказал представитель службы.

Другой взгляд

Усиление контроля за недобросовестным бизнесом имеет и обратную сторону. Как следовало из опроса консалтинговой компании IPT Group, который проводился в прошлом году, российские бизнесмены жалуются на рост налогового давления в последние годы. На эту проблему указывали 78% респондентов (всего в опросе приняли участие 109 компаний, работающих в России, из них 5% — представители зарубежного бизнеса или совместных предприятий). В частности, ощущение «повышенного давления», по их оценкам, создают системы контроля «НДС» и «НДС-2», анализирующие декларации налогоплательщиков по уплате налога на добавленную стоимость.

Новые способы

Правоприменительная практика, ужесточающая ответственность за налоговые нарушения контрагентов, а также соответствующие решения судов делают невыгодной и очень рискованной любую работу с фирмами-однодневками, говорит партнер KPMG Михаил Орлов. «При этом суды нетерпимо относятся к схемам, где участвуют однодневки. Настолько, что под фирмы-однодневки иногда подпадают абсолютно надежные налогоплательщики», — указывает он.

Потенциально к категории однодневок могут быть отнесены и структуры малого бизнеса, которые просто оказались неуспешны в своих начинаниях, предупреждает и руководитель практики налоговых споров «МЭФ-Аудит PKF» Александр Овеснов. «Легальное прекращение деятельности юридического лица — процедура долгая и затратная, поэтому зачастую бизнесмены бросают такую фирму, присоединяют ее к другому юрлицу или, по крайней мере, не препятствуют ее ликвидации налоговым органом в одностороннем порядке», — поясняет юрист. По его словам, искоренить полностью серые схемы невозможно. В частности, потому что фирмы, формально подпадающие под критерии однодневки, могут выполнять вполне определенные экономические функции, например выступать в роли технической компании — «держателя активов».

По словам директора «Интерфакс-ЛАБ» Ильи Мунермана, условия для налогоплательщиков стали похожи на ситуацию с автомобилистами: из-за камер наказание стало практически неотвратимым, поэтому все ведут себя осторожнее и почти не нарушают. Теперь для серых схем чаще используются не однодневки, а внешне пристойные компании, которые оказались в предбанкротном состоянии, говорит он, ссылаясь на анализ судебных споров ФНС с налогоплательщиками.

«Использование традиционных однодневок с массовым директором и массовым адресом стало бессмысленным, такие компании даже не смогут открыть счет в банке, их время ушло. Мошенники теперь отыскивают юридические лица с историей, ищут номинальных директоров среди социально незащищенных граждан и обманывают уже не столько государство, сколько банки и других предпринимателей. Такие компании — тоже фактор риска», — говорит Мунерман.

Екатерина Копалкина