Меню

Экономическаяпреступность сегодня

29 Фев 2024, Четверг, 05:43
3.08.2011

Геннадий Гудков: Рейдеры готовы вымостить дорогу телами погибших граждан

— Геннадий Владимирович, можете ли вы указать на какие-то принципиальные отличия в режиме обеспечения безопасности аэропорта «Домодедово» от крупных государственных аэропортов «Шереметьево» или «Внуково»?

— Особой разницы нет, безопасность во всех трех аэропортах обеспечивается примерно одинаково. Разве что во «Внукове» специальная зона, обслуживающая правительство и президента, защищается более жестко. Там, конечно, есть особые меры безопасности.

«Домодедово» — это более современный и оснащенный всем необходимым аэропорт. Он точно отвечает всем международным требованиям, у него есть все необходимые сертификаты. Но сейчас террористы могут выбирать любые места скопления людей на транспортных узлах: на вокзалах, в метро. А уровень безопасности там нельзя сравнить с аэропортом «Домодедово», ставшем вдруг козлом отпущения.

— Кто несет ответственность за безопасность в аэропортах в первую очередь — подразделения ФСБ, местная милиция или собственные службы безопасности коммерческих аэропортов?

— У государства есть специальные полномочия, которыми оно наделяет спецслужбы. Там есть агентура, оперативные разработки, дела, сигналы, средства технического получения информации. Есть свои структуры, которые ведут учет. Есть группы спецназа, обеспечивающие защиту от терактов.

Это прямая обязанность спецслужб, как инструментов государства. Российские же предприятия оказывают им помощь. Скажем, инженерная, техническая защищенность. Если аэропорт функционирует, это означает, что он выполнил все требования. В любом случае вина за теракт лежит в первую очередь на государстве, если, конечно, не считать самих террористов, приводящих в действие бомбы.

— Имеет ли собственник прямое отношение к конкретным мероприятиям по безопасности, несет ли он ответственность за планирование и исполнение таких мероприятий?

— Собственник, конечно, определяет инвестиционную политику. Он обязан сделать все, чтобы аэропорт отвечал всем требованиям безопасности. Не важно, кто собственник; любой аэропорт, если он хочет получить доступ к международным перевозкам, должен выполнить эти требования. Право на международные рейсы выдает специальная комиссия, тоже международная. Кто не соответствует, получают разрешения только на внутренние рейсы.

Во всем мире ответственность перед законом за безопасность несет менеджмент. Аэропорт может иметь миллион собственников, если его акции продаются на бирже. Собственники РусГидро, например, должны отвечать за безопасность? Там же тьма акционеров. И вот случилась авария на Саяно-Шушенской ГЭС. Отвечал менеджмент, собственники не были в ответе за то, что натворила дирекция.

Меня смутило неожиданное заявление правоохранительных органов, ведущих расследование теракта, что важным этапом расследования является поиск владельцев аэропорта. Я видел Дмитрия Каменщика один раз в жизни, он не похож на организатора теракта. Смелое заявление, в общем. На Западе это бы не прошло, сразу бы подали десятки исков о защите чести, разрушении деловой репутации.

— Пресс-служба «Домодедова» опубликовала фрагмент протокола допроса Дмитрия Каменщика, обвинив Следственный комитет во лжи. Если так, то каковы могут быть мотивы следствия?

— Когда Следственный комитет занимается делами своей компетенции, это вызывает у меня желание их поддержать. Но мне не нравится, когда СК начинает подменять собой Международную ассоциацию аэропортов, международную инспекцию или Госавианадзор. Мне кажется, что СК просто получил какую-то установку. Их, вероятно, просто вызвали и сказали: «Ребята, копайте».

— По вашему, рейдеры, стремящиеся отнять аэропорт, специализируются на воздушных перевозках? В какой области они известны?

— Совсем не обязательно. Им важна перспективность объекта, его рентабельность. О том, что «Домодедово» сейчас является лучшим и самым крупным аэропортом страны, говорит статистика. Его собственники совершили большой просчет, когда опубликовали отчет о доходах аэропорта. Наверное, это вызвало приступ ревности, зависти.

Используется любая возможность нанести удар по «Домодедову». Я это отчетливо вижу. Из-за рейдеров дело о теракте пошло не в ту сторону. Вместо того чтобы узнавать, как пронесли взрывчатку, как ее собрали, следствие начало искать собственников.

Пользуясь возможностями вашей газеты, я хочу заявить, что меня с «Домодедовом» связывают исключительно отношения «пассажир—аэропорт». Но я человек благодарный. Я вижу, как из обшарпанного гадюшника вырос современный, очень хорошо организованный, чистый аэропорт.

Я не люблю, когда при мне пятеро избивают одного, я всегда вступаюсь. Рейдеры готовы вымостить себе дорогу телами наших погибших граждан, использовать ужасную трагедию в своих личных интересах, и это омерзительно. Я считаю, что те, кто потакает захвату, потакают людям, готовым ради своей цели пройти по горе трупов.

Источник: «Новая газета», 02.08.2011

Автор: Евгений Ширяев