Меню

Экономическаяпреступность сегодня

19 Май 2024, Воскресенье, 05:01
16.12.2010

Квартирный вопрос по-военному

Военные забили тревогу — армейская жилищная программа фактически сорвана. До конца этого года все военнослужащие, заключившие контракт о прохождении службы до 1998 года, должны были получить квартиры. Однако до сих пор в очереди на постоянное жилье значится почти 130 тысяч офицеров. И это при том, что в настоящий момент в рядах Вооруженных сил их всего служит 150 тысяч.

Собственные капитальные вложения Минобороны в строительство жилья стабильно держатся на уровне 30 млрд. рублей ежегодно. Плюс к этому огромные средства выделяются из госбюджета в рамках различных целевых программ. В 2009 году бюджет на эти цели направил 115 млрд. рублей, на этот год запланирована сумма свыше 131 млрд. рублей.

В результате столь масштабного финансирования с 2001 года Минобороны в общей сложности получило около 300 тыс. квартир, предназначенных для постоянного проживания военнослужащих. Казалось бы, этим жильем можно было обеспечить практически всех очередников, ведь до начала армейской реформы офицерский корпус насчитывал всего 315 тысяч человек. Однако квартир по-прежнему не хватает — количество очередников не сокращается, а растет. Если на январь 2009 года количество нуждающихся в постоянном жилье военнослужащих оценивалось в 90 тысяч человек, то летом этого года их стало почти в полтора раза больше — около 130 тысяч.

У сложившейся ситуации есть, конечно, свои объективные причины. Так, по словам директора жилищного департамента Мин-обороны Ольги Лиршафт, резкое увеличение числа бесквартирных офицеров связано с массовым увольнением офицерского состава по оргштатным мероприятиям. Государство при сокращении обязано обеспечить таких военнослужащих постоянным жильем. Кроме того, у офицеров может меняться семейное положение — они женятся, у них рождаются дети, и в связи с этим увеличивается количество полагающейся им по закону жилплощади.

Но, помимо объективных моментов, у срыва военной жилищной программы есть и другая, не менее важная причина. Квартирный вопрос испортил не только москвичей, но и российских офицеров. Минобороны впору само защищать от различного рода мошенников в погонах. Они накопили целый арсенал методов и отработанных схем, с использованием которых у государства воруют квартиры.

К наиболее распространенным способам обмана государства можно отнести несколько. Например, перед убытием в другой гарнизон мошенники прописывают в служебную квартиру своих детей или престарелых родственников, которых выписать нельзя, а сами получают еще одну — по новому месту службы. Оформляют фиктивные браки — чтобы получить больше метров, или, наоборот, фиктивные разводы — чтобы квартира осталась "бывшей жене", а военный вновь встал в очередь на жилье. Или же приватизируют служебную квартиру, потом ее продают, а на новом месте службы представляют фиктивные справки о том, что прежняя квартира сдана в квартирно-эксплуатационную часть (КЭЧ) Минобороны. После чего получают ключи от новой квартиры, которую также могут оформлять в собственность. Некоторые особенно талантливые и предприимчивые военные проделывают такое по нескольку раз.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ "О СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ"

Статья 15. Право на жилище

Пункт 14. Обеспечение жилым помещением военнослужащих — граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз. Документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации (иному федеральному органу исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства.

Так, в феврале этого года военный прокурор Северодвинского гарнизона утвердил обвинительное заключение по уголовному делу в отношении бывшего командира Беломорской военно-морской базы вице-адмирала Олега Трегубова. Отставной офицер обвиняется в мошенничестве.

По данным следствия, в 1995 году Трегубов получил от государства трехкомнатную квартиру в Ленинградской области и спустя три года ее приватизировал. В июне 2002 года он был переведен в Северодвинск на должность начальника штаба — первого заместителя командира Северодвинской военно-морской базы. На новом месте службы вице-адмирал скрыл тот факт, что один раз уже воспользовался своим правом на приватизацию служебного жилья. И представил в жилищную комиссию поддельные документы, из которых следовало, что квартиру в Ленинградской области он сдал, а в Архангельской области ему жить негде.

Это позволило ему получить от государства еще одну — на этот раз четырехкомнатную — квартиру в Северодвинске, которую он затем приватизировал на себя и свою жену. Таким образом, нечистый на руку вице-адмирал получил в собственность две просторные квартиры, а кто-то из честных офицеров на пару лет задержался в очереди на жилье.

Летом этого года всплыла история о том, как некие дагестанцы пытаются выжить из собственного жилья отставного полковника Александра Курапова. Трехкомнатную квартиру в Южном Бутове — на себя, жену и двух ее дочерей (своих падчериц) — Курапов получил от Мин-обороны в 2004 году. В начале 2009-го он ее приватизировал. А в апреле 2010-го к нему домой пришли двое дагестанцев с документами о том, что они арендовали это помещение у нового собственника. Согласно представленным регистрационной палатой документам, в декабре 2009 года Курапов якобы продал ранее приватизированную квартиру, хотя сам он утверждает, что стал жертвой "черных риелторов", которые сначала подделали договор купли-продажи, а затем договорились с дагестанцами, чтобы те "выдавили" Курапова из помещения.

Эти два эмоциональных момента — "русский офицер" и "обнаглевшие дагестанцы" — позволили Курапову быстро раскрутить свою версию происшедшего сначала в интернете, а затем в печатных СМИ и даже на телевидении. Не остались в стороне и правоохранительные органы, которые завели уголовное дело по факту мошенничества.

Однако в ходе более детального разбирательства в злоключениях Курапова неожиданно обнаружилась одна интересная подробность. Отбывая в 1995-м с места службы в Хабаровском крае, он не сдал Министерству обороны свою служебную квартиру. В ФГУ "Князе-Волконская КЭЧ района" однозначно утверждают, что справку о сдаче жилого помещения по адресу: ДОС 36, кв. 37, п. Князе-Волконское-1, Курапов у них не получал.

Это означает только одно: справка о сдаче жилого помещения, которую Курапов предъявил на новом месте службы в Санкт-Петербурге и на основании которой сначала получил служебное жилье там, а потом и трехкомнатную квартиру в Москве, — не что иное, как фальшивка.

Выявленные факты заставили следственные органы по-новому взглянуть на "историю с дагестанцами", которую Курапов озвучивал в СМИ. Не исключено, например, что свою квартиру Курапов все же действительно продал, а история с подселением дагестанцев срежиссирована им самим для того, чтобы выжить из квартиры падчериц (в свое время они опрометчиво отказались в его пользу от приватизации причитающейся им жилплощади).

Еще один похожий случай квартирного мошенничества произошел совсем недавно. В конце ноября стало известно о том, что Военный следственный отдел Следственного комитета по Люберецкому гарнизону возбудил уголовное дело в отношении начальника отдела военного комиссариата Московской области по городам Коломна, Озеры, Коломенскому и Озерскому районам полковника запаса Александра Ховрачева. Его подозревают в мошенничестве в особо крупном размере.

Осенью 2006 года Ховрачев, который тогда был военным комиссаром г. Озеры, получил государственный жилищный сертификат для приобретения жилья на сумму около 1,3 млн. рублей. На эти деньги полковник приобрел в Коломне двухкомнатную квартиру.

Подавая документы на сертификат, Ховрачев представил фиктивную справку о сдаче ранее выделенной его семье четырехкомнатной квартиры по прежнему месту службы в городе Устюжна Вологодской области.

Летом 2007 года Ховрачев вновь обратился в Минобороны с просьбой обеспечить его семью жилым помещением. На основании фиктивных документов ему была выделена еще одна квартира в Коломне — на этот раз трехкомнатная. Осенью того же года местные органы власти оформили эту квартиру в собственность жены офицера.

Так путем нехитрых манипуляций военком превратился из обычного офицера в квартирного олигарха. Пара фиктивных справок, и у него четырехкомнатная квартира в Вологодской области, двухкомнатная и трехкомнатная — в Коломне.

Судя по всему, мошенничество с жилищным фондом Министерства обороны приобрело массовый характер. И никакие миллиардные бюджетные вливания не смогут утолить аппетит аферистов, затесавшихся в ряды офицеров Российской армии. Поэтому военному ведомству не мешало бы провести серьезную проверку системы распределения жилья среди военнослужащих и вернуть те квартиры, которые получены незаконно. Тогда, глядишь, и без строительства новых площадей Минобороны удастся решить наболевший квартирный вопрос.

Источник: "Московская правда", 16.12.2010

Автор: Антон Золотарев