Меню

Экономическаяпреступность сегодня

03 Мар 2024, Воскресенье, 08:59
11.06.2010

Мошенницы-сказочницы отняли у московского бизнесмена 50 миллионов евро

Пожалуй, это одна из самых талантливых афер последнего десятилетия. Пострадал от нее столичный миллионер Александр Диких, а обвиняемые — семейство из четырех женщин. Причем у всех дам одинаковые имя, отчество и фамилия — Елена Николаевна Гофман. Женщины уверяют, что состоят в дальнем родстве с известным немецким сказочником… Что в этой истории сказка, а что правда, уже год пытаются выяснить московские следователи.

ЧЕРТОВЩИНА

Судьбоносный звонок застал Александра Диких на лечении в Германии. Звонил мужчина, который арендовал один из особняков подмосковного поместья Диких.

— Алло! К нам ворвались вооруженные люди под предводительством вашей бывшей подруги Елены! Она утверждает, что дома теперь — ее собственность. Требует, чтобы мы с детьми срочно собрали вещи!

Вскоре бизнесмен выяснил, что вооруженные люди, захватившие дом, не бандиты, а охранная структура вместе с сотрудниками Электроуглинского городского отделения милиции. И у них есть документы, подтверждающие, что Елена Гофман — его бывшая любовница — отныне хозяйка всех его владений. Так решил суд. Спешно вернувшись в Москву, обескураженный миллионер понял, что подчистую разорен. Причем, как сообщили в регистрационной палате, многомиллионное состояние передано Елене с полного согласия самого Александра!

Чертовщина — куда там свите Воланда — Булгаков съел бы собственную шляпу от зависти к сюжету! Причем в банде — ни одного кота Бегемота, зато аж четыре Елены Николаевны Гофман — мама и три дочки. Почему всех четырех зовут одинаково, история умалчивает. Видимо, маме — старшей Елене Николаевне — это показалось забавным. Или полезным… Впрочем, вряд ли, рожая дочек, она метила в неофициальные списки аферисток десятилетия. Метила не метила, но попала точно. Впрочем, обо всем по порядку.

«ШЕРШЕ ЛЯ ФАМ»

А началось все… с любви. Пятидесятичетырехлетний Александр Диких, владелец крупной фирмы, разбогател на коттеджном буме начала XXI века и крупном промышленном строительстве. Когда деньги потекли рекой, занялся реставрацией церквей, коллекционированием старинных икон, картин и прочего антиквариата. Так что к 2005 году, когда приятели познакомили его с Еленой Гофман, он был вполне обеспеченным «принцем на белом коне». «Белого коня» символизировали: своя фирма, часть офисного комплекса, московская квартира и подмосковное поместье, состоящее из трех домов общей площадью более 2000 квадратных метров. И все это, как трубочка кремом, напичкано антиквариатом. Мало того, вдовец, оба сына — взрослые. Не мужик, а кошелек, валяющийся на тротуаре! Сам Диких это понимал лучше других, поэтому смазливых барби не подпускал к себе на пушечный выстрел. Жил потихоньку, для себя. Регулярно лечил в Германии травмированный позвоночник и наслаждался тихими радостями коллекционера.

Новоявленной Золушке Елене Гофман на тот момент стукнуло 45 лет. За плечами — разноперый и нестабильный стаж работы в десятках различных организаций, развалившийся брак. На руках три дочки: 1980, 1984 и 1993 годов рождения. И — беспросветная бедность, так по крайней мере казалось «принцу». Елена не походила на малолетних охотниц за миллионерами, а потому не вызвала у предпринимателя никаких опасений.

— Она тогда только развелась с мужем, не работала, и меня чисто по-человечески попросили помочь ей с распродажей имущества, оставленного бывшим супругом, — вспоминает Александр. — Жили они очень бедно. Проблемы были даже с едой и одеждой. Ну я и начал помогать…

Образ беззащитной женщины сработал безотказно. Сначала Диких подбросил дамам денег на хозяйство, потом на учебу в институте средней дочери. Помог с ремонтом их московской квартиры. И, наконец, предложил переехать в свой особняк. Короче, классика: «Дайте попить, дяденька, а то так есть хочется, что переночевать негде».

ИСПЫТАНИЕ БОГАТСТВОМ

Отношения в новой семье поначалу были хорошими.

В 2006 году Диких даже оформил на старшую дочь своей сожительницы доверенность — выступать от его имени в суде. Леночка, правда, лишь начинающий юрист. Но и суды у предпринимателя не бог весть какие: мелкие гражданские разбирательства, дрязги с арендаторами, заказчиками…

По словам Александра, идиллия закончилась буквально через год после того, как он пустил Золушек в свой подмосковный замок.

— Поначалу они держались в рамках приличия, — вздыхает Диких, — но в 2006-м я взял мать Гофман со старшей дочерью в Германию, и тут они показали свои истинные аппетиты. За мой счет начались буквально оптовые закупки драгоценностей, шуб, и все им было мало, мало, мало… Зачем одной женщине десять шуб? В общем, я понял, что ошибся. Мало того, в своем личном сейфе я заметил недостачу денег. Проверил сумку старшей Елены — своей сожительницы — и обнаружил подделанный под мой сейф ключ. Я пригрозил милицией и потребовал в 24 часа освободить территорию.

В марте 2007-го Диких официально, при нотариусе, отозвал доверенность на старшую дочь Гофман, и Елены покинули его дом. И объявились в жизни Александра только летом 2009-го — причем, как уже сказано в начале материала, с чоповцами и милицией.

— Еще в 2007 году, уезжая из дома Диких, семья Гофман предусмотрительно захватила с собой как минимум два листа с подписью потерпевшего, — рассказывает Павел Лапшов, начальник отдела следственной части при ГУ МВД России по ЦФО, которое занимается расследованием этого дела. — Такие листы, к сожалению, в свободном доступе находились внутри дома: строитель оставлял их сыну, чтобы в его отсутствие работа фирмы не прерывалась. Позже на основе этих листов были изготовлены два документа. Первый — договор займа. Это бумага, датированная задним числом, о том, что Елена Гофман якобы дала взаймы Александру Диких 3,5 миллиона евро. Второй документ — расписка, что в случае невозврата долга господин Диких обязуется передать Елене Гофман имущество. Третий, необходимый для аферы документ, у них уже был — нотариально заверенная копия доверенности, выписанной еще в 2006 году на старшую дочь Гофман. Оригинал предприниматель отобрал, но копия-то осталась. И в ней не написано, что с 2007 года она недействительна…

ЕЛЕНА ГОФМАН ПРОТИВ ЕЛЕНЫ ГОФМАН

Дальнейшее — не сценарий к голливудскому детективу, а всего лишь краткий пересказ пухлого уголовного дела. В октябре 2008 года Елена Гофман (мать) обращается в Перовский суд с иском «о возврате денежных средств по договору займа». Понятно, что появление на суде Диких, который легко разоблачит все подделки, не в интересах жуликов. Поэтому старшая дочь Гофман, прихватив доверенность, идет в отделение почтамта по месту жительства Александра и представляется его дочерью. Мол, мы надолго уезжаем за границу, а наш дом сдаем. И, чтобы не беспокоить жильцов, прошу все письма оставлять на почте и звонить вот по такому-то телефону. Будем забирать лично. В итоге все поступающие в адрес Александра повестки просто не попадали в его почтовый ящик. И Диких понятия не имел, что против него идет суд!

Суд же, напротив, был уверен, что ответчик осведомлен, ведь повестки, посланные ему, получены.

Далее ситуация в суде — сказочник Гофман не придумает! Мама-истица — Елена Гофман 1960 года рождения, размахивая расписками, требует, чтобы предприниматель вернул ей «долг». Ее дочка — Елена Гофман 1980 года рождения, показывая копию давно отозванной доверенности, говорит, что она представительница ответчика, денег тот отдать не может, но зато готов отдать взамен всю свою собственность, как и обещал. Суду же чихать на то, как зовут истца и ответчика. Подтверждающие документы есть? Ответчик иск признает? Что еще нужно?

— Они за глаза лишили Диких всей собственности в России, — поясняет Павел Лапшов. — Не только дома и земли, но и офисного помещения. Туда Гофман пришли после суда и заявили, что теперь все арендные платежи надо перечислять не Диких, а Гофман.

ВСЕ, ЧТО НАЖИТО НЕПОСИЛЬНЫМ ТРУДОМ…

Неизвестно, на что надеялись аферистки. Может, на неповоротливость государственной машины — мол, пока следствие раскачается, нас уже и след простынет. А может, на чью-то поддержку… Например, после задержания старшая дочь Гофман отправила SMS одному из милицейских генералов: жаловалась, что их задержали. Вот как прокомментировали нам этот эпизод в следственном управлении: «Они пользовались поддержкой среди представителей правоохранительных органов… Но справедливости ради надо сказать, что сообщение было отправлено на имя генерала, который в числе других 17 недавно был освобожден от занимаемой должности президентом».

Сам же пострадавший Диких предполагает худшее: «Они хотели меня убить, и тогда уже никто не оспорил бы такой грубой подделки». Но, видимо, дело вышло из-под контроля жуликов намного раньше, чем они рассчитывали. Вернувшись из Германии, Александр срочно подал заявление в ОВД и кассационную жалобу в Перовский суд. Жалобу рассмотрели, на Гофман завели уголовное дело, и следователи нагрянули в дом буквально через две недели после того, как там обосновались предприимчивые дамы.

Оперативники сняли на камеру очищенные от картин гулкие стены, опустевшие шкафы, старинные комоды с зияющими «глазницами» явно отвезенных на оценку ящичков, демонтированное джакузи и десятки утрамбованных чемоданов, которые, видимо, не успели вывезти. Диких бродил по дому как привидение, хватаясь за сердце:

— В моей спальне находились ценные картины. Они пропали. И здесь была также большая коллекция икон… Все мои документы, вещи, живопись, антиквариат, посуда, серебро, золото, драгоценности…

Елены Гофман присутствовали при обыске почти в полном составе (средней — 27-летней — не было дома) — три из четырех. Младшая дочь, 17-летняя, сидя на кровати, хлопала глазами и, видимо, не до конца понимала, в какую историю вляпался их девичий род. Старшая же, 30-летняя, устроила настоящее представление. Пугая оперативников криками: «Я вам побои вменю! А-а-а… Меня избивают!» — она продержала всю группу следователей с понятыми на пороге дома несколько часов! Заслоняя собой дверь, Елена поминутно требовала предъявить то удостоверения, то решение суда на обыск, и наконец, торжественно объявила: «Все! Десять часов! А вы не имеете права нарушать границы частной собственности с 22 до 6 утра». С большим трудом девушку удалось оттеснить от двери и вскрыть замок.

Внутри оказался сюрприз — мать семейства Гофман, которую, впрочем, еле нашли. Дама спряталась в подвальном помещении, под полкой, завернувшись в два матраса. Когда же ее вытащили, отказалась расписаться в получении повестки в прокуратуру даже после того, как ей зачитали документ: «Хорошо, хорошо… Но я отказываюсь подписывать. Я не вижу, что это!»

КЛАД НЕМЕЦКОГО СКАЗОЧНИКА

Сейчас две старшие Елены находятся в СИЗО по обвинению в мошенничестве в особо крупных размерах. Младшие — в бегах. Мама отказывается от любых контактов с прессой. Старшая же дочь вышла к корреспонденту с плакатом «Помогите!» и своей версией произошедшего:

— Мы с мамой в тюрьме потому, что в данном деле заинтересованы определенные коррумпированные сотрудники правоохранительных органов! Диких действительно взял у моей мамы 3 миллиона 600 тысяч евро. У нас есть подлинники документов о займе. Правда, нотариально не заверенные, но мы же доверяли этому человеку, потому что он был членом семьи…

Далее — трогательная повесть о том, как они с Диких полюбовно договорились наложить через суд арест на дом. Причем именно Александр попросил Леночку представлять его в суде, а потом сделал вид, что ни о чем не знал. Но самое интересное — версия Елены, откуда у их бедной семьи нашлись такие огромные деньги, чтобы дать миллионеру в долг. Оказывается, это был клад прадедушки Эрнста Теодора Амадея Гофмана! Да-да, знаменитого сказочника. Наследство, мол, переходило из поколения в поколение и было закопано в земле долгие годы.

— Я помню золотые слитки и пачки денег, они были завернуты в пакеты, и родители говорили, что проплесневело, — взахлеб рассказывает старшая дочь Гофман. Послушав это, уже не удивляешься тому, что Диких эти деньги были даны, оказывается, даже не в долг, а «для приобретения замка в Германии и открытия там литературного музея»!

Короче, еще чуть-чуть — и прадедушка-сказочник не выдержал бы — встал бы из гроба, утирая слезы смеха, чтобы пожать руки находчивым правнучкам. Одна незадача — не его они правнучки. Фамилия гениальных Елен Гофман до недавнего времени была — Васильевы. Пять лет назад они сменили ее на бабушкину — Гофман. Но и та почтенная женщина приходится знаменитому сказочнику лишь однофамилицей.

НЕСКАЗОЧНЫЙ ЭПИЛОГ

Сейчас обеим старшим находящимся в СИЗО Еленам Гофман предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса: «мошенничество, организованное группой и в особо крупных размерах». Наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет и штрафом в размере до одного миллиона рублей.

Это совершенно не удовлетворяет Александра Диких, который оценивает свой ущерб более чем в 50 миллионов евро. По его мнению, «прокурорские работники слишком долго разбирались, что дало возможность Гофман похитить и распродать гораздо больше вещей».

В связи с этим Александр собирается идти в Гаагский суд, чтобы наказать не только аферисток, но и правоохранительные органы.

Следственная часть при ГУ МВД России по ЦФО продолжает расследование как по заявлению Диких, так и по заявлению Гофман, которые продолжают утверждать, что сами стали жертвами обмана миллионера. При этом начальник следственной части Павел Лапшов рассказал нам, что в деле появились дополнительные данные, «связанные и с другими эпизодами преступной деятельности Гофман», которые пока, увы, — тайна следствия.

Мы же обещаем, что проследим за судьбой героев этой удивительной истории.

КОМПЕТЕНТНО

Писатель не оставлял наследства

— Эрнст Теодор Амадей Гофман, написавший «Щелкунчик» и множество других произведений, умер в XIX веке, в небольшой съемной квартире в Берлине, — рассказывает Арсений Дежуров, кандидат филологических наук, член Германского общества Гофмана. — Писатель был бессребреником, зарабатывал частными уроками. Материальный мир очень мало его интересовал. И надо быть совершенно отпетым романтиком, чтобы предположить, что Гофман смог стяжать капиталы своим преподаванием сольфеджио в крошечном городке Бамберге во время войны. После его смерти вдова распродавала личные вещи покойного для того, чтобы оплатить его долги. И, увы, у него не было прямых потомков: единственная дочь умерла в двухлетнем возрасте.

МНЕНИЕ ЮРИСТА

«Четыре полные тезки должны были насторожить»

— Начну словами Глеба Жеглова: «Раньше надо было ему со своими женщинами разбираться!», — говорит профессор, кандидат юридических наук, член-корреспондент РАЕН Янис Юкша. — Любого человека должен был насторожить тот факт, что всех четырех дам в семье зовут одинаково — это ненормально и неспроста… Что же касается юридической сферы, то удивляет невнимательность суда. Суд обязан был проверить легитимность представителя ответчика. Не закончился ли срок действия доверенности и насколько представитель уполномочен… Например, право на заключение мирового соглашения должно быть прописано в такой доверенности отдельной строкой. Не говоря уже о том, что суд не имел права принимать копию, пусть даже и нотариально заверенную. Только оригинал! Кроме того, суд должен был учесть значительность требований истца — 3,5 миллиона евро все же! И тут уже можно было бы повнимательнее отнестись к тому, что истицу и представителя ответчика зовут одинаково, что они состоят в прямом родстве. В общем, у пострадавшего есть веские причины написать жалобы в коллегию судей и прокуратуру.

Источник: "Комсомольская правда", 10.06.2010

Автор: Ярослава Танькова