Меню

Экономическаяпреступность сегодня

23 Фев 2024, Пятница, 13:44
27.01.2012

«Моя ошибка – это супруга»

В Симоновском суде Москвы начался процесс по делу директора Театра кукол имени Образцова Андрея Лучина, который обвиняется в растрате почти 12 млн рублей из федерального бюджета. Обвиняемый, как отметила прокурор в суде, купил на эти деньги неплохую квартиру. На скамье подсудимых находится и жена Лучина, работавшая в театре ведущим экономистом. Супруги не признают вину и говорят о несовершенстве законодательства.

Симоновский суд Москвы начал рассматривать дело о хищении средств, выделенных на ремонт Театра кукол имени Образцова. На скамье подсудимых директор театра Андрей Лучин (должности он до сих пор не потерял) и его супруга Наталья Пешенькова. Первому предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 160 УК (присвоение или растрата), а второй – по ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 160 УК (пособничество в растрате). В суд пара пришла самостоятельно: за несколько дней до Нового года Лучин был освобожден под залог, проведя под стражей в целом год и три месяца. В зале супруги сначала разместились на разных лавочках. «Сядьте на одну лавочку, чтобы вас было видно», – попросила их судья Дина Шалагина.

– Представитель потерпевших пришел? – спросила судья, выясняя явку участников процесса.

– Да, – поднялась с последней скамьи представитель Министерства культуры. Судья и ее попросила пересесть вперед.

В обвинительном заключении, которое зачитала прокурор, говорилось, что Лучин совершил преступление в сговоре со своей супругой Пешеньковой, которая в то время работала ведущим экономистом театра.

С целью присвоения бюджетных денежных средств был объявлен конкурс на ремонтные работы реквизита в подготовке к спектаклям «Женитьба Фигаро», «Дюймовочка», «Золушка» и «Буратино». Пешенькова с помощью сотрудника театра, ничего не подозревавшего о ее замысле, зарегистрировала три фиктивные организации – ООО «Мастерская БИС», ООО «Театра» и ООО «Театральное решение XXI века». В 2009 году в целях обеспечения победы этих организаций на конкурсе Лучин поручил указать минимальные расценки по оплате работ. Пешенькова изготовила и подписала от имени руководителей организаций девять госконтрактов.

В итоге в банки на счета организаций было перечислено 7 млн, 6,6 млн и 5 млн рублей, всего 18,6 млн рублей.

Через подставных лиц средства были обналичены. Причем Пешенькова действительно оплатила расходы театра на 6,6 млн рублей. Оставшиеся деньги, почти 12 млн рублей, супруги присвоили и распорядились ими по своему усмотрению, считают представители следствия. В частности, подсудимые 19 ноября 2009 года приобрели квартиру в центре Москвы.

Лучин и Пешенькова после этого заявили, что не признают свою вину полностью.

Свое мнение по поводу вменяемого им обвинения они пообещали рассказать в конце судебного разбирательства. Прокурор предложила допросить представителя потерпевших, но представитель заявила, что не готова дать показания. Выслушав мнение всех сторон, судья отложила ее допрос до 2 февраля.

После заседания Лучин пояснил журналистам, что никаких хищений не совершал, а во всех злоключениях виновно несовершенство федерального закона № 94 «О размещении заказов для государственных нужд».

По его словам, согласно старой редакции закона, чтобы оплатить работы стоимостью более 100 тысяч рублей, требовалось объявлять конкурс, который выигрывают фирмы, предлагающие самые дешевые варианты. Театры же нуждаются в дорогих эксклюзивных материалах. «Предположим, какую-то работу может выполнить лишь один мастер и второго такого в Москве нет, – объяснял он. – Но его услуги стоят 300 тысяч, и поэтому я должен объявить конкурс и нанять того мастера, который предложит меньше. Но тот, кто предложит меньше, не сможет выполнить работу». Его адвокат Василий Бурдюк отметил, что в марте 2011 года этот закон был изменен и театры теперь не обязаны проводить конкурсы.

Лучин отрицает свою причастность полностью. «Моя ошибка – это супруга: не надо было брать ее в театр», – сказал он. Квартиру, объяснил директор, он приобрел в ипотеку. «Она куплена к рождению второго ребенка, – сказал он. – Куплена в декабре 2009 года, а в марте у нас родилась дочь».

Адвокаты поясняют, что Лучин не был в курсе того, что проворачивала его жена. Пешенькова же, поясняют законники, также ничего не похитила: все перечисленные деньги пошли на нужды театра – на изготовление кукол, декораций и текущий ремонт. «Просто большинство работников театра боится признаваться, что получили наличные за свою работу», – говорит Бурдюк. «Обойти закон – это не хищение», – сказал его коллега Андрей Муратов. А Лучин добавил, что по таким схемам жили все театры.

Его адвокат отметил, что Министерство культуры поначалу отказывалось признать себя потерпевшей стороной.

В итоге потерпевшими их признала прокуратура. Что скажет представитель министерства на следующем заседании, пока неизвестно.

Источник: «Газета.ру», 26.01.2012

Автор: Александра Кошкина