Меню

Экономическаяпреступность сегодня

21 Ноя 2018, Среда, 06:34
2.10.2014

Недобросовестным заемщикам некуда бежать

Развитие института банковского кредитования, без сомнения, благо для экономики. Кредиты способствуют росту деловой активности, созданию новых рабочих мест, увеличению налоговых поступлений, росту совокупного спроса и, как следствие, экономическому развитию страны вообще и финансовой сферы в частности, ведь именно кредиты являются основным источником заработка для коммерческих банков. Но большие деньги – большие риски. Как говорится в известном анекдоте, берешь чужие и на время, а отдаешь свои и навсегда, и на практике не каждый бывает готов честно выплачивать свои долги. И если внутри России механизмы борьбы с недобросовестными заемщиками уже достаточно отработаны, то своевременный отъезд за границу до сих пор воспринимается отдельными лицами как гарантия защиты от российского правосудия. Особенно если большая часть принадлежащих заемщику активов расположена где-нибудь в Европейском Союзе.

До недавнего времени практически единственным способом защититься для российских банков было включение в договор пункта о подсудности таких споров международному третейскому арбитражу. Эти решения признаются более чем в 140 странах мира, и их сравнительно легко исполнить. Однако здесь есть один существенный недостаток – международный арбитраж может рассматривать лишь те сделки, участники которых являются лицами разной национальной принадлежности. В других случаях — например, если заемщик-россиянин намеренно выводит свое имущество за границу – в международный третейский суд обратиться нельзя. Остается либо судиться с заемщиком за границей, либо добиваться признания и исполнения решения российского суда, то есть экзекватуры. Ни один из этих путей нельзя назвать простым.

Постановления российских судов многие страны Запада признавать не торопятся: во-первых, далеко не со всеми из них заключены договоры о международной правовой помощи; во-вторых, уровень доверия к нашей Фемиде оставляет желать лучшего. Нередко российские кредиторы отказываются идти в иностранные суды, не без оснований считая эту затею слишком затратной – как с точки зрения денег, так и времени. Этим и пользуются «неудачливые предприниматели» и прочие недобросовестные заемщики.

Похоже, однако, что в скором времени они перестанут спать спокойно даже в своих европейских квартирах. Как показывает практика, настойчивое и последовательное преследование должников даже в иностранных юрисдикциях приносит свои плоды. И чем дальше, тем больше.

Журнал ЭПС уже писал о «кейсе Газпромбанка» — длительном судебном разбирательстве во Франции, окончившемся полной победой российской стороны. Вкратце напомним суть. В 2003 году зарегистрированное в России ЗАО «Жан Лион» получило в Газпромбанке два кредита на общую сумму около $9 млн, поручителем выступил бенефициар компании, Морис Бенсадон – француз, на тот момент проживавший в России. В соответствии с договоренностью сторон, претензии, связанные с этим контрактом, должны были рассматриваться в Черемушкинском суде Москвы.

В 2004 году ЗАО «Жан Лион» обанкротилось, так и не выплатив банку долг. Черемушкинский суд взыскал с поручителя, то есть Бенсадона, около 214 млн рублей, апелляция это решение подтвердила. Но выяснилось, что брать с Бенсадона в России практически нечего – основная часть активов предусмотрительного европейца находилась в пределах границ Шенгенской зоны. Банк начал разбирательство во Франции, и спустя примерно восемь лет одержал победу во всех инстанциях.

Оказалось, однако, что стоимости французских активов (к тому же находящихся в совместной собственности с супругой) недостаточно для покрытия всего долга. Юристы банка обнаружили, что средства на содержание недвижимости во Франции поступают из Нидерландов. Так стало известно, что Бенсадон имеет квартиру и банковские счета в Голландии. Тогда Газпромбанк добился наложения досудебного ареста на имущество Бенсадона в Нидерландах, а затем подал иск об экзекватуре на часть изначальной суммы — 87 млн рублей.

В мае 2012 года суд Роттердама удовлетворил иск Газпромбанка. Год спустя – в мае 2013-го – это решение отменила апелляционная инстанция — по формальному критерию, одновременно отклонив и встречные требования Бенсадона. Однако кассационный суд в конце сентября 2014 года принял окончательное решение в пользу банка, обязав француза выплатить долг, а также оплатить судебные издержки. В ходе принудительного взыскания задолженности банку уже удалось получить с Бенсадона около 115 тыс. евро.

Как стало известно ЭПС, процедура исполнения решения Черемушкинского суда в отношении Бенсадона запущена Газпромбанком и в третьей европейской юрисдикции — в Чехии. Соответствующее решение принял районный суд Праги по 1-му округу. Судья даже назначил частного исполнителя и наделил его необходимыми полномочиями. Бенсадон, как и следовало ожидать, пытается оспорить действия пристава, но, учитывая результаты предыдущих судебных заседаний, его шансы «отбиться» от претензий банка вряд ли стоит переоценивать.

«Может показаться, что взыскиваемые суммы невелики, и ради них нет смысла ввязываться в такие затратные и продолжительные судебные баталии, — считает Иван Уржумов, адвокат компании Foley Hoag AARPI. – Однако на самом деле Газпромбанк делает очень важную работу, создавая необходимые прецеденты. Ведь правила признания и исполнения решений российских судов в Европе пока только формируются текущей практикой. Чем больше положительных решений будет вынесено, тем проще, быстрее и дешевле станет процедура взыскания в целом, для всех российских кредитных институтов».

По мнению эксперта, если другие банки вдохновятся примером Газпромбанка и чаще станут прибегать к защите своих интересов за пределами России, это, в конечном итоге, позволит существенно ускорить создание качественно иной, более цивилизованной среды в кредитной сфере. Когда недобросовестные предприниматели перестанут чувствовать себя в безопасности за границей, количество проблемных кредитов начнет уменьшаться.