Меню

Экономическаяпреступность сегодня

23 Июн 2024, Воскресенье, 04:23
5.08.2011

Ненужная правда майора Матвеева

В распоряжении “МК” оказалась полная версия собранного майором компромата на командование. Судя по документам, Матвеева постараются примерно наказать, чтобы и другим неповадно было выносить сор из избы.

“Нужно быть шизофреником, чтобы так бороться с коррупцией в армии”, — сказал кто-то насчет экс-майора внутренних войск Игоря Матвеева, который в скандальном видеообращении рассказал о гастарбайтерах, незаконно работавших на территории воинской части, и собачьих консервах, которыми заменили украденную тушенку. Эта фраза как нельзя лучше подходит к ситуации, в которой оказался майор — на скамью подсудимых посадили самого разоблачителя.

После прочтения характеристики майора Матвеева становится ясно, что обостренное чувство справедливости — отличительная его черта. За эту свою особенность он был уже не раз бит. Так, еще на последних курсах высшего военного училища во Владикавказе у него «нашли шизофрению». Будучи на практике в 1996 году, он узнал, что сотрудник милиции на этой практике брал взятки. Тогда Матвееву повезло — милиционер действительно был нечист на руку. После повторного медицинского обследования шизофрения у Матвеева «пропала» — диагноз сняли. Ему даже дали доучиться и поступить на службу.

И здесь Матвеев своей привычки разоблачать не бросил. Во внутренних войсках в разгар скандала нам честно признались: майор Игорь Матвеев «наша головная боль, и мы не знаем, что с ним делать». И уголовные дела возбуждали, и на Кавказ отправляли — он все равно никак успокоиться не может.

Так, нежданно-негаданно 13 апреля этого года на воинскую часть 5960 обрушилась новая «головная боль» в виде мощного компромата от майора. Матвеев вместе со старшим оперативником ФСБ по ВВ МВД майором Герасимовым обнаружили 14 китайцев, которые нелегально (без обязательного разрешения ФСБ) жили и работали на территории части. До них никому не было никакого дела — поэтому они прожили в боксе № 11 полтора месяца. Наведя справки, неугомонный Матвеев выяснил, кому принадлежала дешевая рабочая сила. Оказалось, что ремонтные работы в части проводила фирма «Владстройкомплекс», принадлежавшая Шиянову и Ткаченко. Эти коммерсанты появились в части не случайно — гендиректор фирмы Шиянов некогда занимал должность замкомандира части по тылу, а Ткаченко был начальником квартирно-эксплуатационной службы. С помощью старых связей бывшие офицеры тыла умудрялись проводить фантастические махинации. 14 китайских нелегалов, которых бесплатной едой и жильем обеспечивала часть, всего лишь капля в море.

«Находясь в сговоре с данными предпринимателями (бывшими офицерами тыла), командование воинской части „закрывает глаза“ на различные услуги, на факты завышения объемов выполненных работ и предоставление „дешевой рабочей силы“ в качестве неквалифицированных рабочих — как правило, иностранных граждан, без соответствующего разрешения на производство этих работ», — написано в рапорте Матвеева в Следственный комитет.

Оказалось, что подрядная организация почти в два раза завышала выполненные объемы. И командование части — а именно начальник штаба подполковник Федор Маков и командир бригады полковник Султанбеков — с легкой руки подписывала фиктивные документы.

«Также на примере закупки для войсковой части 3411 контейнеров по стоимости 100000 рублей, реальная стоимость которых составляет 50000 рублей, он (источник Матвеева. — Ред.) пояснил, что аналогичным способом подрядная организация „Владстройкомплекс“ производит приобретение строительных материалов и оборудования в войсковой части 6890», — написал Матвеев, приложив при этом документацию.

Деньги отмывали открыто и нагло. Так, еще до появления 14 гастарбайтеров в части начался капитальный ремонт, который длился ни много ни мало три года. Ремонтировали часть иностранцы из Китая, Вьетнама, Узбекистана, Таджикистана и жители Северного Кавказа, нанятые фирмой офицеров тыла. А строили таким образом: как только ремонтировать было уже нечего, строители снимали только что положенную плитку и выкладывали новую. Или поверх нового фасада здания принимались накладывать алюминиевые композитные панели… Несмотря на то что строилось все из дешевого китайского материала и неквалифицированными рабочими, сломаться за неделю ничего не успевало.

По данным Матвеева, командование части тоже поимело от этого сотрудничества с подрядной организацией.

«Полковнику Султанбекову В.И. и его младшему брату старшему лейтенанту Султанбекову Т.И. — вновь назначенному заместителю командира войсковой части 5960, выполнен ремонт в новых квартирах нового дома, построенного этими же подрядчиками. Старший лейтенант Султанбеков Т.И., еще фактически не приступив к выполнению должностных обязанностей — уже был обеспечен новой квартирой в новом доме. На протяжении месяца в этой квартире военнослужащие по призыву войсковой части 5960 незаконно работали. Выполняли ремонтные работы (старшим был назначен рядовой Метлицкий», — доложил Матвеев.

Спустя два дня после того, как Матвеев начал копать под подрядную организацию, появился повод для очередного расследования. К Матвееву обратился замкомандира батальона по тылу воинской части 3411 майор Богомолов. Он рассказал о своих подозрениях — в его части солдат, судя по всему, кормят собачьим кормом. На продовольственных складах Богомоловым были обнаружены странные консервы — этикетка от тушенки была наклеена на банки с кормом для собак «Белка и Стрелка». Собачий корм простоял на складе как минимум четыре месяца.

Кормили на самом деле солдат собачьим кормом или нет, прокурорская проверка так и не определила. Зато выяснила, каким образом консервы с собачьим кормом попали на склад. Оказалось, что начальник продовольственного склада воинской части Герцог просто воровал вполне съедобные консервы «Говядина в собственном соку». Чтобы скрыть недостачу, он и переклеивал этикетки от говядины на дешевые банки. Так было украдено более миллиона рублей. Впрочем, наказание коснулось не всех. Эта махинация, по словам Матвеева, проводилась под руководством подполковника Макова, о котором в результатах прокурорской проверки не было ни слова.

«Установленным должностным лицом, непосредственно занимающимся сокрытием и заглаживанием в органах военной прокуратуры этого факта, является начальник штаба бригады подполковник Маков Ф.Ф. — бывший командир этой воинской части. Подполковником Маковым Ф.Ф. преследуется цель оказать посильную помощь начальнику продовольственного склада части прапорщику Герцогу, в связи с тем, что прапорщик пообещал рассказать всю правду не только о механизме образования данной тушенки, но и все другие правонарушения, которые совершались им по приказу командиров и начальников, в том числе и подполковником Маковым Ф.Ф.», — отрапортовал Матвеев.

Маков, по словам Матвеева, всеми правдами и неправдами пытался замять дело о тушенке. Таким образом, появилась версия о том, что о собачьих консервах в части знали еще до Матвеева. Когда тот докладывал руководству внутренних войск о коррупции в части, там якобы вовсю шли проверки.

«С этой целью подполковник Маков Ф.Ф. 19.04.2011 года убыл в служебную командировку в н.п. Чугуевка, откуда выезжал в военную прокуратуру Сысоевского гарнизона, где предлагал загладить данный факт. После получения отказа, где ему дословно было заявлено, что об этом уже знает „ваш Матвеев“, имея в виду меня, подполковник Маков Ф.Ф. предложил свой вариант решения вопроса. А именно, что якобы это должностные лица бригады выявили факт недостачи и мошенничества. При этом вся недостача погашается начальником склада в течение суток. Деньги на погашение выявленной недостачи на сумму 1300000 рублей они уже нашли», — написал Матвеев.

Как бы ни старалось командование части минимизировать последствия махинаций с тушенкой, история с продовольствием в части тем не менее получила продолжение. На этот раз речь шла об «офицерском кафе», в котором продавались несъеденные продукты из солдатской столовой. Эта афера, по словам Матвеева, успешно воплотилась в жизнь с приходом нового командира бригады полковника В.И.Султанбекова и его заместителя по тылу подполковника Э.С.Рожкова. По какому-то секретному приказу все военнослужащие воинских частей бригады (в/ч 6890, 5960 г. Владивосток, в/ч 6889 г. Уссурийск, в/ч 3411 н.п. Чугуевка) были поставлены на так называемое котловое довольствие — с продовольственных складов воинских частей в столовые поступала стопроцентная выдача продуктов. На деле же на завтраках, обедах и ужинах в солдатских столовых присутствовало по 50, а то и 30 процентов личного состава.

«При этом со склада воинской части реально выдаются продукты на уточненное количество личного состава, а по накладным выдается на 100%. Например, в войсковой части 3411 на котловом довольствии стоит 190 человек, по документам на это количество получены продукты, а реально продукты выданы на 110 человек», — написал Матвеев.

Все продукты, которые оставались в результате этих нехитрых махинаций, затем негласно продавались. Целый год работало «офицерское кафе», в котором 80% продуктов как раз поступало из солдатских столовых. При этом в кафе отсутствовал кассовый аппарат. Кстати, заведение было весьма прибыльным — в день кто-то из организаторов клал к себе в карман от 8 до 10 тысяч рублей.

К следующему расследованию Матвеева подтолкнул инцидент с избитым в воинской части 5960 в кладовой 3-й патрульной роты ефрейтором Соболевым. Солдата избил старшина роты — сержант Шпак. Однако ход этому инциденту так и не был дан. Соболева неофициально госпитализировали, а Шпака по-тихому уволили. Главным действующим лицом и в этой истории снова оказался полковник Султанбеков. По данным Матвеева, именно он постарался, чтобы дело об избиении ефрейтора замяли. На то у командующего были свои причины. Дело в том, что председателем комиссии по безопасности военной службы являлся родной брат полковника — старший лейтенант Т.Султанбеков, отвечавший за жизнь солдат. Глаза на подобные происшествия командование закрывало, по мнению Матвеева, не просто так, а за деньги.

По словам майора, «никаких мер правового характера выявлено не было», более того, на инциденте с Соболевым еще и нажились. Так, якобы на лечение избитого солдата замкомандира батальона по работе с личным составом М.Мынькин со Шпака получил шесть тысяч рублей.

Над военнослужащими другой воинской части командование издевалось другим способом. Так, выяснилось, что полковник В.Султанбеков трижды направлял военнослужащих воинской части 6890 в Москву и Санкт-Петербург в марте 2011 года с подарками для своих коллег. Кажется, что здесь такого — смотаться на другой конец страны, доставить передачу. Если бы не одно «но» — военнослужащие возили передачи за свой счет.

«Военнослужащие для пролета на самолете использовали воинские требования, положенные им для использования в период своего отпуска. Начальником штаба части подполковником Ф.Маковым… выяснялось, кто из военнослужащих будет проводить отпуск без выезда, после чего… (такого военнослужащего. — Ред.) в приказном порядке заставляли использовать невостребованные воинские перевозочные документы с целью выполнения „важного задания“ в интересах бригады», — снова отрапортовал Матвеев.

При этом заданий государственной важности не было. Военнослужащие доставляли, например, «красную икру нужным В.Султанбекову людям, поскольку… он собирается в этом году поступать в Академию генерального штаба». Матвеев, кстати, также назвал имена «курьеров». Это старший сержант Тарантин И.А., прапорщик Соколов В.А., капитан Лукьянов И.В.

Напрашивается вопрос: почему военнослужащие это все терпели? По словам Матвеева, просто боялись лишиться квартир в новом доме по ул. Кирова, 45, во Владивостоке. Большинство офицеров и прапорщиков управления и воинских частей соединения в квартиры вселились, однако официально ими не владели, таким образом находились в прямой зависимости от командира бригады полковника Султанбекова.

«Таким образом, эти квартиры являются параллельно „служебными“. Служебное же жилье также выделяется, но когда и при каких обстоятельствах происходит решение этих вопросов, практически никому не известно. Т.е. заседание комиссии ЖБК проходит, что называется, „за закрытыми дверями“. Данное положение дел дает возможность указанным должностным лицам лавировать правами военнослужащих, имеющих законное право на обеспечение жильем», — доложил следователям майор.

25 апреля Матвеева вызвали в Москву в главк ВВ МВД. Он подал официальный рапорт на имя главкома, в котором указал приведенные выше факты злоупотреблений и мошенничества со стороны должностных лиц воинской части 6890 и Восточного регионального командования. Комиссия подтвердила три из одиннадцати изложенных фактов коррупции.

30 апреля в округ прибыла комиссия главка под руководством начальника штаба тыла войск генерал-майора Тельпиша.

5 мая генерал Тельпиш в присутствии членов комиссии опросил Матвеева. После этого члены комиссии в открытую скопировали переданные аудиозаписи в ноутбук полковника Султанбекова. Не надеясь больше на честное разбирательство, 10 мая Матвеев выложил в Интернет свое видеообращение. А через два дня Матвеева уволили.

21 мая в отношении майора возбудили уголовное дело. Оказалось, что к членам комиссии с заявлением обратились прапорщик воинской части 6890 Павел Луканин и младший сержант Сергей Чернаков. Они пожаловались на Матвеева, который аж 24 февраля их избил и морально унизил. События того дня выглядели следующим образом.

Накануне подчиненный Матвеева Павел Луканин за пределами воинской части был задержан сотрудниками ФСКН. Его повязали, когда тот толкал наркотики. Матвеев об этом узнал одним из первых — Луканин был на хорошем счету, и Матвеев к нему хорошо относился. Когда умерла мать прапорщика, Матвеев пришел к нему на помощь — бегал собирал деньги на похороны. Да и вообще в некотором смысле нес шефство над военнослужащим. Новость, что Луканин — наркоторговец, майора сильно расстроила, и он решил с ним побеседовать. На следующий день он вызвал прапорщика к себе в кабинет. Примерно около 20.00 Луканин под конвоем пришел к Матвееву. Майор начал воспитывать прапорщика.

«Я спросил у Луканина, что произошло. Луканин рассказал мне о своем задержании сотрудниками ФСКН… Я напомнил Луканину, что у него недавно умерла мать… Я признаю, что ругался на Луканина, повышал голос, стучал кулаком по столу. …Я утверждаю, что никакого физического насилия к Луканину не применял. В тот вечер я был трезвым, никаких спиртных напитков я не употреблял», — позже объяснил Матвеев.

Однако у обиженного Луканина на этот счет другое мнение.

«Матвеев стал спрашивать у меня о том, как я мог совершить данное преступление, начал предъявлять мне претензии по поводу того, что не ожидал от меня такого. В нецензурной форме, употребляя ненормативную лексику, как-то слова: „долбо…б“, „у…бок“, Матвеев стал оскорблять меня. Мне было обидно слышать данные выражения, так как я не считал себя таким человеком, даже если я оступился и совершил преступление… Матвеев приказал мне отжиматься от пола. …Матвеев, проходя мимо, нанес мне удар ногой, обутой в туфлю, в левую часть головы, в район левого глаза…», — говорится в объяснительной прапорщика.

После этого Матвеев сказал Луканину, чтобы тот отвел его на то место, где его задержали наркополицейские. Однако на место происшествия они так и не попали. На КПП их остановил Чернаков, который пояснил, что Маков приказал не выпускать Луканина за пределы воинской части. По одной версии, Матвеев его обозвал, по другой — дал подзатыльник. Сейчас в военном окружном суде Владивостока идет процесс по уголовному делу Матвеева. И, как уже писал «МК», свидетели обвинения признаются, что оговорить Матвеева их заставляло командование. Правда, признаются в этом только те, кто увольняется со службы…

Но, по словам адвокатов Матвеева, число свидетелей (не заявленных изначально в суде) постоянно растет. И уже никто не сомневается, что экс-майору очень скоро заменят подписку о невыезде на арест.

При этом «отцы-командиры» продолжают утверждать, что все делается исключительно в рамках соблюдения закона. И это ни в коем случае не месть «за консервы и гастарбайтеров». Действительно, какая там месть, скорее, показательная казнь…

Источник: «Московский Комсомолец», 05.08.2011

Автор: Дарья Федотова