Меню

Экономическаяпреступность сегодня

05 Дек 2020, Суббота, 18:00
10.11.2014

Оборонка не держит оборону

Огромные бюджетные ассигнования, которые направляются на национальную оборону, делают предприятия ВПК лакомой добычей для рейдеров. Тем более что благодаря заслугам прошлых руководителей некоторые большинство оборонных заводов оказались в весьма уязвимом положении

Мы делили апельсин, много нас, а он один

В бюджете России на 2014 год на национальную оборону заложено 2,5 трлн рублей, или около 17,8% всех расходов. Это примерно в четыре раза больше, чем на образование, и в пять – чем на здравоохранение. В дальнейшем эту сумму планируется увеличивать до 3 трлн в 2015-м году (20,2% всех расходов бюджета) и до 3,4 трлн в 2016-м (21,7%). Что касается отношения к ВВП, то в 2014 году оборонные расходы должны составить 3,4% валового внутреннего продукта. В 2016 году, согласно плану, доля расходов на оборонку в ВВП дойдет почти до 4%.

Выделяемые деньги, безусловно, являются лакомым куском, и доступ к их освоению хотели бы получить многие. Оборонка же была и остается одной из излюбленных сфер для всякого рода злоупотреблений. Бороться с ними получается пока не очень, несмотря на грозную риторику властей предержащих (весной этого года депутат Игорь Зотов, например, предложил приравнять преступления в сфере оборонки к государственной измене).

Великий комбинатор Остап Бендер знал четыреста сравнительно честных способов отъема денег. Количество схем, позволяющих недобросовестным лицам «нагреться» на оборонке, вероятно, меньше, но их достаточно. Это и незаконное отчуждение имущества связанным с руководством фирмам по заниженным ценам, и махинации с тендерами, и установление контроля над оборонным предприятием через банкротство. Последнее особенно привлекательно для разного рода рейдеров, ведь процедуры банкротства предприятий ВПК могут длиться годами, и все это время заводы работают и приносят прибыль (не бухгалтерскую, разумеется, но от этого не менее реальную).

Классическая история, блестяще иллюстрирующая вышеописанную схему, происходит сейчас в Томской области. Два оборонных предприятия – ОАО «ТПО «Контур» и ОАО «Томский радиотехнический завод» (входят в ОАО «Концерн «Радиоэлектронные технологии», которым от имени государства владеет ГК «Ростех») подвергаются серьезной рейдерской атаке. И совершенно не факт, что государству удастся отстоять их.

Контуры банкротства «Контура»

В 2011 году ТПО «Контур» сорвало гособоронзаказ на поставку Кувейту нескольких командно-штабных машин (КШМ), что и привлекло к нему внимание различных контролирующих органов. В ходе этих проверок и выяснилось, что тогдашний директор завода Игорь Иткин уже давно работает не столько на оборонку, сколько на свой карман. В частности, оказалось, что цеха и оборудование, задействованные при производстве секретной аппаратуры, были проданы по заниженной стоимости ООО «Фирма «Стек», соучредителем которой с долей в 16,6% был Иткин. Затем ТПО «Контур» взяло эти помещения у «Фирмы «Стек» в аренду (причем коммунальные платежи в соответствии с договором должен был оплачивать арендатор), а вырученные от продажи средства пустило на погашение задолженности перед той же фирмой по договору займа.

Помимо этого, оказалось, что аванс в размере 415 млн рублей, перечисленный ТПО «Контур» Рособоронэкспортом, был переведен на счета фирмы ООО «Стек-Контур», также аффилированной с Игорем Иткиным (16,7%) в счет оплаты по некому агентскому договору.

В отношении Иткина было возбуждено уголовное дело по ст. 201 УК РФ («злоупотребление полномочиями») и двум эпизодам ч. 4 ст. 160 УК («растрата вверенных денежных средств в особо крупном размере, совершенная группой лиц по предварительному сговору с использованием служебного положения»). Общий ущерб от махинаций следствие оценило в 600 млн руб. 29 сентября Кировский районный суд Томска признал Игоря Иткина виновным в совершении вышеуказанных преступлений и приговорил его к 11,5 годам колонии и штрафу в размере 1,7 млн рублей.

Это, однако, была только присказка, а сказка впереди. Хищения и злоупотребления со стороны менеджмента и срыв крупного госзаказа привели к тому, что в июне 2012 года по заявлению энергетиков на ТПО «Контур» была начата процедура банкротства. Среди кредиторов оказались вышеупомянутые «Фирма «Стек» и «Стек-Контур», которым ТПО «Контур» по документам оказалось должно в общей сложности около 200 млн рублей, Сбербанк, а также ФНС и ряд других банков и контрагентов завода. Всего в реестре кредиторов ТПО «Контур» оказались требования на общую сумму в размере около 670 млн рублей.

Позже в отношении компаний Иткина – ООО «Фирма «Стек» и ООО «Стек-Контур» — также начались процедуры банкротства.

В сентябре 2013 года владелец томской юридической фирмы Ринат Харисович Аминов стал планомерно консолидировать в своих руках задолженности ТПО «Контур» перед различными кредиторами – в основном речь шла о договорах цессии, условия которых, к сожалению, в документации арбитражных судов не отражались. Причем в руках Аминова задолженности надолго не задерживались, плавно перетекая в сторону некого ООО «Перфект». Эта компания зарегистрирована по адресу: г. Томск, ул. Красноармейская, д. 101а, что полностью, за исключением литеры «а», соответствует адресу самого ТПО «Контур». Учредителем фирмы в базе ЕГРЮЛ значился Олег Владимирович Мельников. Он же и выступал от имени этой компании в судах.

За несколько месяцев к Аминову перешел 120-миллионный долг «Контура» перед ООО «Фирма «Стек», а к ООО «Перфект» — 50-миллионная задолженность перед Сбербанком. Кроме того, банк ВТБ переуступил «Перфекту» требования к ООО «Стек-Контур», благодаря чему новый кредитор приобрел контроль еще над 78 миллионами в реестре кредиторов ТПО «Контур». Таким образом, фирма «Перфект» смогла собрать в своих руках около 250 млн рублей, или около 36% задолженности «Контура».

Как видно по материалам суда, с конца зимы 2014 года Ринат Аминов как кредитор ТПО «Контур» проявлял серьезную активность. Для начала он в феврале 2014 года инициировал созыв собрания кредиторов, а затем стал буквально бомбардировать суд жалобами на якобы незаконные действия арбитражного управляющего «Контура» Виктора Иванова. Несмотря на то, что суд ни разу не признал нарушений со стороны управляющего, Иванов не выдержал давления и попросил суд освободить его от исполнения обязанностей.

16 июня по требованию Аминова было проведено еще одно собрание кредиторов, на котором был выбран другой управляющий, член НП СОАУ "Меркурий" Александр Шерыханов, и переизбран комитет кредиторов, в который вошли Константин Владимирович Ананьев, Вадим Вячеславович Сидоркин и Дмитрий Сергеевич Шенбергер. Кроме того, было утверждено новое положение о реализации движимого имущества предприятия, в редакции Аминова. Запланированные бывшим управляющим торги по продаже имущества «Контура» были отменены.

Кстати, недавно Арбитражный суд Томской области признал разработанные Аминовым положения по реализации имущества «Контура» не соответствующими закону. «Собрание кредиторов ОАО ТПО «Контур», утверждая Положение о продажи движимого и недвижимого имущества ОАО ТПО «Контур» в редакции конкурсного кредитора Аминова Р.Х., фактически вышло за пределы своей компетенции, нарушив при этом положения статей 111, 139, 140 Закона о банкротстве», — указано в определении суда.
Что касается персонального состава комитета кредиторов «Контура», то Константин Владимирович Ананьев, как следует из данных базы ЕГРЮЛ, является 50-процентным соучредителем ООО «Юридическая фирма "Троя"». Вторым владельцем «Трои» выступает Ринат Аминов. Вадим Вячеславович Сидоркин являлся ликвидатором томского ЗАО "Центральный Рынок", единственным учредителем и директором которого значился Ринат Аминов. Дмитрий Шенбергер, по данным ЭПС, является юристом Аминова. Кроме того, одним фронтом с Аминовым выступает конкурсный управляющий «Стек-Контура» Игорь Горн, который по некоторым данным, является братом сотрудника ТПО «Контур» В.В.Коземаслова.

Таким образом, ход процедуры банкротства ТПО «Контур» полностью контролируется Ринатом Аминовым и его командой. И нет никакой уверенности, что, помимо своих собственных интересов, они будут хоть как-то считаться с другими кредиторами, государством и обществом.

Банкротные «матрешки»

У ТПО «Контур», помимо имущественного комплекса и технологий, есть еще один интересный актив – права требования к другому оборонному предприятию и его давнему контрагенту – ОАО «Томский радиотехнический завод» (ТРТЗ), которое находится в процедуре банкротства с июня 2013 года. В настоящее время на долю «Контура» приходится 63% всех обязательств, отраженных в реестре кредиторов ТРТЗ. Фактически это означает, что тот, кто контролирует процедуру банкротства «Контура», имеет решающее влияние и на радиозавод. И было бы наивным полагать, что это может остаться незамеченным.

Документы арбитражного процесса по банкротству ТРТЗ подтверждают: с августа 2014 года со стороны кредитора ТПО «Контур» и Дмитрия Шенбергера поступают жалобы на действия конкурсного управляющего ТРТЗ Владимира Тихонова. Это обычный прием, используемый, чтобы сместить управляющего, предложенного другими кредиторами, и заменить его на собственного, лояльного кандидата.

Еще одна комбинация была прокручена в рамках банкротства ООО «Стек-Контур». Эта фирма имела задолженность перед банком ВТБ по кредитному соглашению №735000/2008/00064 от 04.08.2008 в размере 105 млн рублей. Поручителем по этому договору выступало ООО «Фирма «Стек».

Кредитор, то есть банк ВТБ, заключил договор цессии с неким ООО «Строительная компания «Берег» о полной уступке прав требования в рамках этого дела. Тогда ООО «Фирма «Стек» как поручитель решило рассчитаться с ООО «СК «Берег» и выплатить отступные, но не деньгами, а имуществом – объектами недвижимости. Загвоздка заключается в том, что переданное СК «Берег» имущество ранее было выведено из владения ОАО «ТПО «Контур», что и являлось одним из эпизодов уголовного дела, возбужденного в отношении Игоря Иткина. Результат этой комбинации – отчужденное имущество «Контура» перешло к «добросовестному приобретателю», а долг перед банком ВТБ в конечном счете через цепочку переуступок также был передан ООО «Перфект».

Редакции ЭПС удалось выяснить, что у Аминова и его команды ранее уже был опыт реализации подобных банкротных многоходовок. По похожей схеме томский юрист действовал в рамках банкротства ЗАО «Томский подшипник». В частности, известно, что Ринат Аминов обращался в суд с заявлением о процессуальной замене в реестре кредиторов ОАО «Углеметбанк» (задолженность около 70 млн руб.) в связи с переуступкой прав требования. Кроме того, в деле о банкротстве «Томского подшипника» то и дело всплывали знакомые фамилии. Например, интересы кредитора ЗАО «Сибирская энергогенерирующая компания» в том деле представлял Д.С. Шенбергер, а Ларисы Викторовны Андреевой — К.В. Ананьев.

Конкурсное производство в отношении «Томского подшипника» было завершено в ноябре 2013 года. Его имущественный комплекс – шесть зданий и земельный участок — было продано некому ООО «Терра» (в настоящее время ликвидировано) за 313 млн рублей. Как писали томские СМИ, вырученных в ходе конкурсного производства средств едва хватило на расчеты с залоговыми кредиторами.

Вместо вывода

Постигнет ли ТПО «Контур» и ТРТЗ судьба «Томского подшипника» покажет лишь время. Но уже сейчас можно констатировать, что в России сложилась уникальная ситуация. С одной стороны, тратятся огромные деньги на армию и оборонку. С другой, фактически кто угодно – даже рейдер регионального разлива – может прибрать к рукам оборонное предприятие, действуя при молчаливом согласии правоохранительных органов и государственных структур. И это заставляет всерьез усомниться в том, что от увеличения финансирования российской оборонки выйдет хоть какой-то толк.