Меню

Экономическаяпреступность сегодня

22 Сен 2021, Среда, 19:59
20.07.2021

Основатель фонда Baring Vostok Майкл Калви выступил с последним словом в суде

Основатель инвестиционного фонда Baring Vostok Майкл Калви, для которого гособвинение запросило условный срок по делу о растрате, выступил с последним словом в Мещанском райсуде Москвы. По его словам, в ходе процесса не был установлен факт совершения им растраты 2,5 млрд рублей кредитных средств банка «Восточный». В своем последнем слове американский инвестор отметил, что решение суда повлияет не только на его судьбу, но и на будущее всего российского бизнеса. Оправдательный приговор может привести к инвестициям в страну на миллиарды долларов, а также появлению тысяч рабочих мест, заключил предприниматель. Приговор по делу будет вынесен 2 августа.

Версия СКР

Как полагает следствие, Майкл Калви и его партнеры Филипп Дельпаль, Ваган Абгарян, директор фонда по инвестициям Иван Зюзин, бывший гендиректор Первого коллекторского бюро (ПКБ) Максим Владимиров, а также экс-председатель правления «Восточного» Алексей Кордичев и бывший директор банка по инвестициям Александр Цакунов создали в 2015 г. преступную группу для хищения средств кредитной организации в пользу офшорной компании Balakus Company Limited (BCL), подконтрольной дочерней компании Baring Vostok — «Бэринг Восток Менеджер Холдинг Лимитед» и самому банку. По версии СКР, с этой целью Калви вместе с соучастниками организовал незаконную выдачу банком подконтрольного ему ПКБ двух заведомо невозвратных и необеспеченных кредитов на общую сумму 2,5 млрд рублей (причем сделано это было под видом пополнения оборотных средств компании путем перечисления их на счет ПКБ, открытый в другом банке). Именно эту сделку следствие посчитало растратой, хотя изначально фигурантов дела обвинили в мошенничестве (ч. 4 ст. 160 УК РФ).

Якобы Майкл Калви со своими предполагаемыми сообщниками убедил в феврале 2017 г. миноритарного акционера «Восточного» Шерзода Юсупова и других акционеров проголосовать за принятие банком в качестве отступного по кредиту акций люксембургского инвестиционного фонда International Financial Technology Group (IFTG), которые, по данным следствия, стоили гораздо меньше. Но, поскольку эта версия в ходе следствия оказалась неубедительной, дело переквалифицировали. С версией же следствия о растрате полностью согласилась прокуратура: гособвинение в суде потребовало приговорить фигурантов к условным срокам от четырех до шести лет. Самое большое наказание было запрошено для Калви.

Выступление  Калви

Свое выступление бизнесмен начал с обвинения в растрате средств «Восточного». Он заявил, что о растрате не могло быть и речи, поскольку «100% кредитных средств были использованы для оплаты обязательств банка перед кипрской компанией BrokerCreditService (BCS), в соответствии с которыми банк передал ей залог в виде еврооблигаций на сумму более чем 6 млрд рублей». И если бы банк не погасил свою задолженность перед BCS, это повлекло бы потерю «Восточным» еврооблигаций, уменьшение его капитала и, как следствие, неминуемый отзыв лицензии.

При этом Калви возмутился тем, что следствие обвинило его в корыстном преступлении, хотя так и не нашло доказательств получения им «какой-либо прямой или косвенной выгоды от кредита банка».

Также Майкл Калви категорически отверг обвинение в «разработке плана преступной деятельности» и «даче указаний другим лицам». «Эти кредиты в декабре 2015 г. были предложены руководством банка,— приводит «Коммерсант» слова обвиняемого.— В связи с чем было достигнуто стопроцентное согласие этого предложения среди членов совета директоров и всей команды банковских менеджеров». Поэтому, подчеркнул Майкл Калви, ему «не было никакой необходимости давать кому-то инструкции».

Касаясь предъявленного ранее обвинения в мошенничестве, Калви заметил, что фактическим инициатором внесения отступного по кредиту 2,5 млрд рублей. выступил не кто иной, как будущий заявитель Шерзод Юсупов. «Хочу заметить, что первоначальное предложение о погашении кредитов ПКБ путем приобретения активов IFTG поступило именно от Шерзода Юсупова, а не от меня или кого-то другого,— подчеркнул Калви.— И я не понимаю, почему он и следствие посчитали, что реальная стоимость акций IFTG составляет не более 250 млн рублей, когда эксперт-оценщик Табакова — один из ключевых свидетелей обвинения — дала заключение, что акции стоят более чем 4 млрд рублей».

Заметив, что банк по-прежнему владеет этими акциями, Калви напомнил суду, что «Восточный» получает с них ежегодный доход свыше 500 млн рублей, что «подтверждается приобщенными к материалам уголовного дела предварительными и агентскими договорами». Исходя из этого Калви заметил, что «можно иметь разные мнения о стоимости акций IFTG, но, если они генерируют для банка 500 млн рублей комиссионного дохода в год, эти акции просто не могут стоить 250 млн рублей». Более того, подсудимый напомнил, что, несмотря на утверждения о заниженной цене акций, ему известно что в 2019 году банк получил три предложения об их покупке на сумму более 2,5 млрд рублей. Причем «самое выгодное было от Parus Marine, который был готов заплатить 2,6 млрд рублей». Но банк его не принял, попросив за долю в IFTG 3,7 млрд рублей.

В заключение Майкл Калви заверил суд, что «приехал в Россию и остался, потому что с самого начала любил эту страну и верил, что у России есть потенциал стать одним из ведущих мировых инвестиционных рынков».

«Я убедил инвесторов разделить эту веру и привлек несколько первых в истории иностранных инвестиционных фондов, ориентированных на Россию,— заметил Калви.— И они сыграли важную роль в успехе таких компаний, как «Вымпелком», «Яндекс», Ozon, CTC, Avito, «Тинькофф» и другие». Говоря о России, основатель Baring Vostok подчеркнул, что даже после введения против страны санкций его фонд инвестировал в нее более $800 млн, в то время когда многие другие иностранные инвесторы ее покинули. «Ваша честь, я и мои коллеги невиновны,— резюмировал Майкл Калви.— Поэтому ваше решение может повлиять не только на меня и моих коллег, но и на все российское бизнес-сообщество. В связи с чем я надеюсь, что оно станет символом независимости и справедливости российского правосудия».

Реакция Кремля

В свою очередь, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что решение суда по этому уголовному делу «не сможет оказать глобального влияния на российское бизнес-сообщество». «Главное — это те системные меры, которые принимаются для повышения инвестиционной привлекательности страны и их обеспечения, что гораздо более важный процесс»,— отметил Песков.

При этом Кремлю хорошо известно, что иностранный бизнес очень внимательно наблюдает за делом Калви, подчеркнул Песков. «Иностранные предприниматели, большой бизнес иностранный неоднократно встречались с главой нашего государства [Владимиром Путиным] и поднимали тему Калви. Каждый раз президент давал объяснения о невозможности вмешательства в судебные дела. Будем надеяться на то, что решение суда не заставит себя ждать и что ситуация разрешится», — резюмировал пресс-секретарь президента России.

Прогнозы по исходу дела

Глава Ассоциации защиты бизнеса Александр Хуруджи считает, что Калви должен быть оправдан. Однако в российской практике не принято просто снимать обвинение. «Калви с первого дня говорил, что они ничего не нарушали, а Baring Vostok действовал строго в рамках закона, что и нашло подтверждение. Многие свидетельствовали в пользу версии Калви, что каких-либо нарушений, тем более уголовных преступлений, они не совершали. С одной стороны, есть внутреннее давление на систему, что люди же сидели в СИЗО, значит, должны получить как минимум по отсиженному, как это принято у нас в системе. С другой — все очевиднее становится абсурдность обвинения»,— приводит «Коммерсант» слова Хуруджи.

Скорее всего, суд признает Майкла Калви виновным, но ограничится условным сроком, полагает управляющий партнер адвокатского бюро Asterisk Владимир Хантимиров: «На него смотрят не только в России, но и за рубежом. Но если история дошла до прений, и дело не было направлено на доследование, то, скорее всего, тот или иной приговор будет принят. В принципе эта история достаточно громкая, если бы следствие не было уверено в своей позиции, до прений суд бы не дошел, дело было бы отправлено на дорасследование, и там, возможно, его бы уже прекратили. По такой категории дел, которая раскручена в медийной плоскости, скорее всего, суд не будет выбирать наказание, связанное с лишением свободы».

Тэги: