Меню

Экономическаяпреступность сегодня

17 Авг 2022, Среда, 19:38
19.06.2013

Подсудимые прокуроры прокурорам не нужны

Вчера Генпрокуратура России отказалась передать в суд последний и главный эпизод так называемого игорного уголовного дела — о получении взяток бывшими заместителем прокурора Мособласти Александром Игнатенко и начальником управления Мособлпрокуратуры Дмитрием Урумовым. В надзорном ведомстве считают, что следствие не имеет доказательств получения ими взяток. Между тем на стадии экстрадиции господина Игнатенко из Польши Генпрокуратура сообщала, что готова подтвердить выдвинутые против него обвинения.

Как следует из сообщения Генпрокуратуры, уголовное дело по обвинению Александра Игнатенко и Дмитрия Урумова в получении взяток в особо крупном размере (п. "а", "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ) было возвращено в Следственный комитет России (СКР) для производства дополнительного расследования и устранения выявленных нарушений. "Собранные доказательства не отвечают требованиям УПК и объективно не подтверждают наличие в действиях обвиняемых признаков указанного преступления,— говорится в сообщении.— Сформулированные в обвинении выводы не основаны на правильной оценке фактических обстоятельств и полноте проведенного расследования".

Расшифровать суть своих претензий к СКР в надзорном ведомстве вчера отказались, ссылаясь на то, что в своем "отказном" постановлении заместитель генпрокурора Виктор Гринь дает оценку материалам следствия, а комментировать эти документы по закону может только сам следователь или представитель СКР.

Источники "Ъ" в надзорном ведомстве неофициально сообщили, что в уголовном деле о прокурорских взятках просто не хватает доказательств. Так, например, в материалах дела указывается, что владелец сети подпольных игорных заведений в 15 городах Мособласти, предприниматель и предполагаемый взяткодатель Иван Назаров попал под скрытое оперативное наблюдение ФСБ задолго до возбуждения уголовного дела о коррупции подмосковных правоохранителей в мае 2011 года. Однако оперативникам за все время слежки так и не удалось получить ни одного аудио- или видеоподтверждения передачи им денег господам Урумову, Игнатенко или кому-либо из прокуроров рангом пониже. В распоряжении следствия не оказалось ни одного бухгалтерского документа или хотя бы черновых записей "игорных" коммерсантов, подтверждающих "откаты" прокурорам. Обвинение строится лишь на показаниях самого господина Назарова и его делового партнера Ивана Волкова, якобы передававших надзорщикам значительную часть прибыли за "крышевание" своего бизнеса.

Неубедительными с точки зрения надзора выглядят и показания самого обвиняемого Урумова, согласившегося на сотрудничество с СКР, но так и не сумевшего заключить официальную досудебную сделку с тем же Виктором Гринем. Экс-начальник управления признал, что собирал с коммерсантов деньги, но якобы себе ничего не брал, а всю теневую выручку передавал своему шефу Игнатенко. При этом обвиняемый и ключевой свидетель по делу Урумов так и не смог указать в своих показаниях конкретику: время, место передачи денег, полученные суммы.

Помимо слабости доказательной базы Генпрокуратура отметила и допущенные во время следствия процессуальные нарушения, о которых, кстати, не раз заявлял адвокат господина Игнатенко Александр Аснис. Защитник, напомним, сразу после ознакомления с собранными следствием материалами написал в Генпрокуратуру жалобу на 70 листах, в которой назвал уголовное преследование своего клиента необоснованным и незаконным. Ответ на эту жалобу надзорное ведомство должно было подготовить одновременно с "отказным" постановлением для СКР, но, учитывая, что переписка Генпрокуратуры с адвокатами осуществляется только через почту, защите придется ждать еще примерно неделю.

По словам адвоката Асниса, добиваясь экстрадиции Александра Игнатенко из Польши, следствие взяло на себя определенные обязательства. В частности, не предъявлять ему никаких других обвинений, кроме тех, которые были указаны в запросе на экстрадицию и утверждены польской стороной. Однако на деле обвинения господину Игнатенко были существенно расширены. В запросе, по словам защитника, было сказано, что заместитель прокурора Игнатенко получал взятки за свое бездействие и "иные действия". В окончательном же обвинении появилось уже 26 конкретных эпизодов получения взяток на общую сумму 33 млн руб., которые польская сторона при принятии решения об экстрадиции оценить не могла.

Следует отметить, что экстрадицию господина Игнатенко из Польши готовила сама Генпрокуратура. Добиваясь выдачи экс-прокурора, надзорное ведомство отмечало, что "материалы уголовного дела по обвинению Игнатенко А. Н. в получении взяток Генпрокуратурой проверены" и она "подтверждает свое намерение требовать его ареста и выдачи".

Как бы там ни было, вчерашний отказ Генпрокуратуры пропустить в суд уголовное дело по обвинению во взятках двух ключевых фигурантов громкого коррупционного скандала стал знаковым событием в его расследовании. Отметим, что изначально в "игорном деле" было около полутора десятков фигурантов, в число которых помимо господ Игнатенко и Урумова попали прокуроры городского уровня, высокопоставленные сотрудники МВД и ГУВД Мособласти. Большинство из них находились под арестом, однако за время расследования всех их пришлось отпускать, поскольку ни одно уголовное дело, выделенное из базового "игорного", СКР так и не удалось довести до суда. Генпрокуратура всякий раз опротестовывала собранные материалы, ссылаясь на слабость доказательной базы и процессуальные нарушения. Господа Игнатенко и Урумов стали последними фигурантами-"отказниками" в громком когда-то деле. Господину Игнатенко, напомним, осталось сидеть под следствием всего две недели.

Источник: «Коммерсант», 19.06.2013

Автор: Сергей Машкин