Меню

Экономическаяпреступность сегодня

16 Авг 2022, Вторник, 14:03
16.04.2014

Предпринимателей защитят следственные судьи

Уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов подготовил проект доклада о состоянии делового климата в стране. Это первый опыт взаимодействия бизнес-омбудсмена с Владимиром Путиным в таком формате. Документ включил, можно сказать, революционные инициативы. В их числе – введение института следственных судей, призванных обеспечить беспристрастность расследования экономических преступлений, а также предложение делегировать бизнес-омбудсмену права отстранять от исполнения служебных обязанностей до суда чиновников-коррупционеров.

Презентация и обсуждение проекта доклада состоялись вчера в Общественной палате РФ. В дискуссии участвовали федеральные министры, представители бизнеса, в том числе из регионов, а также юристы и экономисты. Борис Титов особое внимание уделил гуманизации уголовного законодательства для предпринимателей. Как известно, в 2012 году в Уголовном кодексе РФ была проведена дифференциация преступлений в сфере мошенничества: были выделены составы мошенничества при кредитовании, при страховании и т.п. Такая дифференциация открыла возможности для сокращения сроков заключения и даже амнистии предпринимателей. Амнистированными возвращено имущества и возмещено убытков на 5,54 млрд руб.

Впрочем, амнистия всех проблем отечественного бизнеса в уголовно-правовой сфере не решила. Титов подчеркивает, что ежегодно по экономическим статьям возбуждается 150–200 тыс. уголовных дел. Из них 35–40 тыс. передается в суд, 5–6 тыс. прекращается, а остальные находятся в подвешенном состоянии. Таким образом, в настоящее время в активном или приостановленном статусе остается не менее 700 тыс. уголовных дел в отношении предпринимателей. Впрочем, ответственность лежит и на самих бизнесменах, с подачи которых в корпоративные конфликты втягиваются правоохранители. У Титова есть претензии и к следствию.

Процессуальные нарушения, допускаемые в ходе оперативно-разыскной деятельности, де-факто невозможно обжаловать. В свою очередь, суды отказываются признавать совершенные деяния нарушениями в сфере предпринимательской деятельности, и экономические преступления остаются в категории уголовных дел. Обвиняемые по экономическим статьям во время следствия и суда часто содержатся под стражей. Причем эта мера пресечения применяется неоправданно длительно, считает омбудсмен. Для защиты своих подопечных он предлагает создать институт следственных судей. Его функция – контроль за соблюдением законности расследования уголовных дел; депонирование доказательств, предоставляемых обвинением и защитой; назначение экспертиз; признание доказательств допустимыми или недопустимыми; вынесение решений об избрании меры пресечения. При этом следственный судья не сможет участвовать в рассмотрении уголовного дела по существу.

Юристам идея Титова показалась многообещающей. Экс-судья Конституционного суда Тамара Морщакова заявила, что России этот институт не чужд – аналог ранее существовал, и почему бы его не восстановить. Адвокат Лев Лялин убежден, что не может орган, проводящий следствие, сам себя контролировать. Кроме того, он ратует за подключение суда присяжных к рассмотрению преступлений в сфере предпринимательства. Суд присяжных – дорогое удовольствие, но едва ли он дороже 2 млн рабочих мест, потерянных отечественной экономикой в результате уголовных преследований бизнеса. На эту чашу весов Лялин готов положить и 4 млн предпринимателей, которые с учетом негативного опыта коллег ушли в тень.

Один из путей гуманизации – расширение применения штрафов. «За экономические преступления – экономические наказания» – такой лозунг был провозглашен в стенах Общественной палаты. Предлагается воспользоваться имеющимся опытом взыскания в кратном размере ущерба с коррупционеров. Как вариант, за ущерб взыскивать в 15-кратном размере. Для государства интерес здесь прямой – сегодня до 11 тыс. бизнесменов находятся «в местах не столь отдаленных». Если каждый осужденный предприниматель вместо лишения свободы уплатил бы штраф в размере 60 млн руб. (показатель усредненный), то это позволило бы государству решить много проблем – в частности, ликвидировать дефицит Пенсионного фонда. Впрочем, идея конвертировать тюремные сроки в деньги не встретила единодушной поддержки. Нашлись скептики, которые напомнили – штрафы не спасут, если несправедливо правосудие. А к российской Фемиде действительно есть вопросы, учитывая, что иногда предпринимателей судят за… получение прибыли.

Еще один фактор, о котором собирается доложить омбудсмен президенту Путину, – это коррупция. В докладе подчеркивается, что явление это приобрело системный характер и тормозит развитие экономики. Титов готов предложить свою помощь в наведении порядка. В интересах общего дела бизнес-омбудсмен просит у президента права требовать отстранения нечистого на руку чиновника от обязанностей до рассмотрения дела в суде. Однако иллюзий, что наказание для бюрократов-взяточников неотвратимо, Титов, похоже, не питает. А потому предлагает принять специальный закон о защите предпринимателей, рискнувших заявить на коррупционера. Правда, не ясно, почему в случае, когда речь идет о взятках и откатах чиновников, нельзя положиться на закон о защите свидетелей.

Источник: «Независимая газета», 16.04.2014

Автор: Игорь Наумов