Меню

Экономическаяпреступность сегодня

22 Янв 2021, Пятница, 21:14
28.06.2017

Приговор по делу ОПС Сергея Магина о выводе 122 млрд рублей требуют пересмотреть

В Мосгорсуд поступили жалобы на приговор участникам занимавшегося многомиллиардной обналичкой оргпреступного сообщества, во главе которого стояли бизнесмены Сергей Магин (Сережа Два Процента) и Вадим Рыбальченко. Как пишет «Коммерсант», прокуратура просит отменить приговор по делу из-за его чрезмерной мягкости, тогда как защита осужденных к лишению свободы требует их полного оправдания.

Приговор по этому громкому уголовному делу судья Татьяна Васюченко вынесла за несколько дней до Нового года. Для Магина прокуратура потребовала 15 лет колонии строгого режима. В результате он получил восемь лет и пять месяцев колонии общего режима, как и его ближайший подельник Рыбальченко. Остальные десять подсудимых, которые в зависимости от роли в преступлении обвинялись в участии в ОПС и незаконной банковской деятельности (ст. 210 и ст. 172 УК РФ), получили от трех лет условно до пяти лет и шесть месяцев колонии общего режима. Причем вместе с лидерами ОПС в СИЗО остались лишь получившие максимальные сроки Александр Плужник и Игорь Левин, а также Андрей Кривцов, который успел отбыть почти весь назначенный ему срок в три года и шесть месяцев во время следствия. Из числа остальных пятеро вообще были освобождены от наказания по амнистии в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне.

Решение судьи тогда удивило многих, отмечает издание. Оперативники ГУЭБиПК и следователи следственного департамента МВД называли Магина руководителем одной из главных обнальных площадок России, через которую прошло как минимум 122 млрд рублей. Причем в самом начале расследования назывались гораздо большие суммы.

Прокуратура обжаловала приговор в отношении всех осужденных по делу Магина, кроме успевшего отбыть свое наказание Кривцова. По словам источников газеты в надзорном ведомстве, гособвинители отметили, что не ставят под сомнение выводы суда о виновности подсудимых (в ходе процесса с них была снята часть обвинений по легким статьям УК) и квалификацию их действий. Однако, как они считают, приговор надо отменить «ввиду чрезмерной мягкости». По мнению представителей прокуратуры, суд не дал должную оценку действиям подсудимых и не учел «активные роли Магина и Рыбальченко как создателей и руководителей ОПС». Им по ст. 210 УК грозило от 12 до 20 лет лишения свободы, но суд счел возможным назначить основным фигурантам наказание ниже низшего предела, что прокуратура называет «необоснованным».

Также отмечается, что незаконная банковская деятельность, которую вменили в вину осужденным, «подрывает основы нормального функционирования банковской системы государства, уменьшает доверие населения к банкам» и т. д. Как указано в представлении, суд переоценил «положительные данные о личности» обвиняемых, назначив наказание, «не соответствующее требованиям социальной справедливости и целям исправления осужденных». В итоге прокуратура просит Магину и Рыбальченко все же дать по 15 лет колонии строгого режима, их подельникам Плужникову и Левину — по девять, а всем остальным — от двух до восьми лет (всем общего режима).

Представители осужденных к реальному лишению свободы, в свою очередь, утверждают, что приговор надо отменить и оправдать их клиентов, так как решение суда «состоялось вопреки очевидным доказательствам невиновности». Адвокат Магина Карен Егиазаров считает, что материалы предварительного расследования не подтвердились в судебном заседании, а аргументы обвинения «противоречивы и опровергнуты» или «вызывают обоснованные сомнения». По его словам, «приговор изобилует надуманными суждениями, пряча за объемом декларативных утверждений о некоем руководстве Магиным преступным сообществом, несмотря на отсутствие в действиях последнего события преступления». Как считает защитник, в деле отсутствует описание «конкретных действий» по руководству ОПС «либо вообще какой-либо преступной организацией». Более того, якобы Магин вообще не только не знал «персональных данных, включая имена» других членов ОПС, но даже не встречался с ними.

По убеждению защиты то, что установил суд, не является незаконной банковской деятельностью. «Совершенно очевидно, что судом ошибочно приняты взаиморасчеты юридических лиц как якобы незаконная банковская деятельность», — настаивает сторона защиты. Адвокаты отмечают, что незаконность этих расчетов судом не выявлена и в приговоре не сформулирована.