Меню

Экономическаяпреступность сегодня

23 Фев 2024, Пятница, 14:29
17.05.2013

Рука руку…

Новость о задержании по подозрению в получении взятки предправления Росбанка Владимира Голубкова всколыхнула общественность. Нечасто топ-менеджеров «ловят за руку». Пока участники рынка спорят о причинах и следствиях данной ситуации, портал Банки.ру попытался разобраться, как выглядят обычные схемы «отката» в банковском бизнесе.

Как правило, недобросовестные банкиры берут вознаграждения либо непосредственно за осуществление банковской деятельности (понижение процентов по кредиту, повышение процентов по депозиту, отмену комиссий), а также в рамках стандартной хозяйственной деятельности банка (обеспечение победы какой-то определенной компании во время проведения тендера или выбор определенного партнера для нового проекта).

«Что такое традиционный «откат» в банке? — размышляет директор аналитического департамента компании «Альпари» Александр Разуваев. — Это когда берется кредит, который заведомо не возвращается, при этом менеджер или группа менеджеров получают часть суммы кредита назад, скажем так, в личное пользование. В принципе, если мы говорим о крупных банках, то обычно «откатами» грешат региональные филиалы. Связано это не только с тем, что в центральном офисе выше зарплаты, но и с тем, что служба безопасности в центральном аппарате банка работает более жестко».

По словам Разуваева, когда в России говорят о коррупции, то обычно имеют в виду чиновников. Эксперт уверен, что это справедливое суждение, но в частном секторе коррупция тоже очень большая, именно в торговых сетях, потому что без «отката» любой региональный производитель в Москву попасть не может, и в банках — как раз в отношении кредитования.

Как указывают участники банковского рынка, обычно установить индивидуальные условия по продуктам за определенное вознаграждение можно лишь для клиентов банка — юридических лиц. Для частных клиентов особые условия установить труднее, так как схема кредитования поставлена на поток и часто решение о выдаче ссуды принимает программа, а не живой человек. Хотя подобные махинации возможны в отношении состоятельных клиентов, относящихся к сегменту private banking, но это менее распространенная практика.

«При выдаче кредита корпоративным клиентам обычно созывается кредитный комитет, — объясняет заместитель председателя правления банка «Агросоюз» Аркадий Комягинский. — В него входят несколько представителей банка (или филиала банка, например, в регионе), которые обсуждают, насколько заемщик подходит под параметры, установленные банком, насколько реально установить какие-то индивидуальные условия по ссуде для него (допустим, если он — постоянный клиент банка или может предоставить хороший залог по кредиту). Насколько я понимаю, на кредитном комитете в задачу человека, который собирается получить «откат», как раз и входит убеждение остальных членов комитета, что заемщик добросовестный и он достоин индивидуальных условий».

Но та же пролонгация кредита нечасто выносится на обсуждение в рамках соответствующего комитета, поскольку заемщик считается уже проверенным, тем более если он своевременно вносил платежи. Таким образом, решение об условиях кредита при пролонгации может принимать единолично начальник управления.

«Банки делятся на две группы, — высказывает свое мнение банкир, предпочитающий анонимность. — Первая — это те, у которых действует многоступенчатая система принятия решений. Обычно к ним относятся кредитные организации с иностранным участием. В таких банках провести «откаты» довольно трудно, так как цепочка участников принятия решений слишком велика (по этой причине ситуация с Росбанком мне кажется театральной постановкой). Ко второй группе относятся банки, принятие решений у которых происходит при участии небольшой группы лиц. Именно в таких случаях зачастую и происходит пролонгация кредита на основе «отката». «Откаты» могут формироваться не только при попытке клиента получить кредит на наиболее выгодных условиях. Также «пролонгированные» отношения возникают при отказе клиентам в кредите. Правда, тут схема более сложная, ведь при отказе заемщик попадает в определенный список, который контролируется отдельной банковской службой».

Не исключены случаи, когда компания-разработчик, заинтересованная в продвижении своего продукта (часто — IT-разработки), платит сотруднику банка определенную «мзду» за то, чтобы он подал идею руководству и внедрил данный продукт в стенах финучреждения.

По данным нескольких экспертов, за небезвозмездную «помощь» банкиры обычно берут от 25% до 50% суммы кредита или тендера. «Средняя «стоимость» «отката» в банковском бизнесе в части кредитов составляет порядка 25—30%, — указывает Разуваев. — То есть, например, клиенту выдается кредит на 100 миллионов рублей, кредит не возвращается банку, но 25—30 миллионов заемщик так или иначе передает подкупленному банкиру».

Опрошенные Банки.ру источники обращают внимание, что подобные договоренности традиционно заключаются между заранее знакомыми, доверяющими друг другу людьми. При этом чаще поступают предложения банкирам от заинтересованных заемщиков, а не наоборот. Хотя бывают и исключения. Например, если перед менеджерами банка поставлена задача привлечь определенный объем пассивов, сотрудники кредитной организации «выходят на охоту» и уже сами предлагают доплатить крупным компаниям, чтобы они открыли депозиты в банке. Подобный «обратный откат» может оформляться как бонусы и премии сотрудникам банка, которые впоследствии будут ими переданы компаниям, согласившимся разместить средства в кредитной организации.

По мнению большинства опрошенных, «откат» берут в основном не первые лица банка, а начальники департаментов и управлений. «В банке обычно нет человека, который смог бы отслеживать все проводимые в кредитной организации операции, — указывает Комягинский. — То есть нет того, кто бы мог следить за всеми возможными махинациями. Очень многое зависит от структуры управления банком — где-то предправления может присутствовать на всех собраниях кредитных комитетов, где-то — лишь при рассмотрении вопросов об особо крупных кредитах, где-то он вообще не должен присутствовать на таких совещаниях. Кроме того, люди, которые занимают должности председателя правления и чуть ниже, зарабатывают очень хорошие деньги и дорожат своей репутацией, они десять раз подумают перед тем, как ввязываться в какую-то финансовую авантюру».

Свою выгоду не упустит и ряд сотрудников, отвечающих за какие-либо бюджеты в банках. Особенно сложно отследить, насколько добросовестно расходуются средства на маркетинговые исследования и IT-разработки, так что здесь открывается «простор для мысли». «Если при закупке банкоматов можно получить «откат», завысив стоимость тендера максимум на 10%, то при проведении конкурса на ребрендинг компании по большому счету соответствующее подразделение может указать абсолютно любую сумму, и ее мало кто сможет оспорить, — комментирует топ-менеджер одного банка на правах анонимности. — Простейший, казалось бы, ребрендинг, некоторых крупных кредитных организаций на деле выливался в несколько десятков миллионов долларов. И объяснить, почему простое слово «ребрендинг» столько стоит, способны немногие. Вообще, закупки — это привлекательное поле для «откатов». Чем сложнее оценить стоимость услуги, тем выше возможность для коррупционной составляющей».

Среди сотрудников кредитной организации, которые могут быть наиболее информированы о всевозможных «откатах», банкиры называют финансового директора, руководителя службы финансового контроля, главного аудитора, главного бухгалтера и руководителей направлений, отвечающих за какие-либо бюджеты (IT-директор, директор по маркетингу, директор по административно-хозяйственной работе, операционный директор и т. д.).

Получают «откат» банкиры по-разному — кто-то предпочитает наличные, а кто-то — безналичный способ. Участники рынка указывают, что в отношении безналичных переводов, даже совершенных в пользу третьих лиц, в конце концов довольно легко можно установить личность конечного получателя. С наличными деньгами риск несколько меньше — эксперты полагают, что даже помеченные купюры можно «повесить» на человека только в момент их непосредственного получения им. А получают «откаты» в бумажной форме преимущественно подельники. «Если люди умные, то используют подставных лиц. Если люди глупые, то берут взятку сами», — иронизирует один аналитик.

Напомним, что по уровню коррупции Россия занимает 133-е место из 176 возможных, при учете, что первое место делят наименее коррупционные страны — Финляндия, Дания и Новая Зеландия. Такие данные приводит компания Transparency International в своем Индексе восприятия коррупции в 2012 году. Индекс отражает, как граждане относятся к коррупции в своих странах.

Источник: «Банки.ру», 17.05.2013

Автор: Анна Дубровская, Юлия Титова