Меню

Экономическаяпреступность сегодня

25 Июн 2019, Вторник, 08:50
21.12.2018

Шире сеть

Традиционные финансовые пирамиды диджитализируются и переходят в онлайн. Тренд последних лет — сращивание классических подходов сетевого (многоуровневого) маркетинга и самых современных интернет-технологий. Новая индустрия профессионально и цинично обрабатывает население. Причем само население тоже давно не так наивно, как во времена Мавроди. Очень многие отдают себе отчет в том, что вкладываются в пирамиду, но рассчитывают «вовремя соскочить» и получить доход за счет менее удачливых последователей. “Ъ” разобрался в инновационных методах пирамидостроителей.

«»Кэшбери» была лишь разминкой»

По оценке ЦБ, печально знаменитая «Кэшбери» стала одной из крупнейших финансовых пирамид последних лет. Вкладчиками компании могли стать десятки тысяч человек, а их ущерб оценивается более чем в 3 млрд руб. «Кэшбери» позиционировала себя как площадка для взаимного кредитования физлиц и инвестиций в микрозаймы. Инвесторам обещали баснословный доход — до 600% годовых. На деле же средства в «Кэшбери» поступали только за счет вложений новых инвесторов, экономической деятельности компания не вела, никаких реальных активов не имела. В начале ноября она приостановила деятельность. Счета были заморожены, деньги не выплачивались. Организаторы пирамиды обвиняли СМИ в «травле» и обещали начать выплаты, как только все уляжется. Датой возобновления расчетов с вкладчиками называлось 1 декабря, но выплаты так и не начались.

При этом нести заявления в полицию инвесторы проекта не спешат. В ЦБ потока жалоб от пострадавших также не наблюдается. Единичные заявления фиксирует Фонд по защите прав вкладчиков и акционеров. Вероятно, инвесторы «Кэшбери» все еще надеются вернуть средства. Ведь предполагаемый организатор пирамиды — ее лицо и вдохновитель Артур Варданян — обещает в каждом своем новом ролике на Youtube многократно приумножить вложенное в новом проекте. Теперь это будет инновационная криптовалютная платформа GDC, под которую уже заготовлено с десяток свежих британских и европейских регистрационных документов.

В комментариях к завораживающим видеоблогам господина Варданяна преобладают благодарности («Кэшбери — это земной рай! Артур, спасибо вам за этот проект!»), проклятия в адрес СМИ и ЦБ, а также призывы объединиться в трудное для компании время, дружно вложившись в GDC. На сайте свежей пирамиды вывешен счетчик: «До открытия проекта осталось Х дней Х часов Х минут». И несколько сюрреалистических слоганов, среди которых и такой: «Объединение МЛМ и блокчейн-технологии — беспрецедентное событие финансовой эпохи». И здесь господин Варданян не солгал. Классический сетевой маркетинг — Multilevel Marketing (МЛМ) — проник в интернет, мутировал и начал триумфально косить ряды неподготовленных граждан.

Признаки финансовой пирамиды (формулировка ЦБ)

  • отсутствие лицензии ФКЦБ/ФСФР или Банка России на осуществление деятельности по привлечению денежных средств;
  • обещание высокой доходности, в несколько раз превышающей рыночный уровень;
  • гарантирование доходности (что запрещено на рынке ценных бумаг);
  • массированная реклама в средствах массовой информации, сети интернет с обещанием высокой доходности;
  • отсутствие какой-либо информации о финансовом положении организации;
  • выплата денежных средств новым участникам из денежных средств, внесенных другими вкладчиками ранее;
  • отсутствие собственных основных средств, других дорогостоящих активов;
  • нет точного определения деятельности организации.

«Главное, чего хотят люди,— это отношения»

Датой рождения МЛМ принято считать 1945 год, когда была создана компания Nutrilite Products, работавшая по новой сетевой модели. Суть достаточно проста: продажи объединены с рекрутингом. Дистрибуторы зарабатывают не столько на продаже продукта клиентам, сколько на привлечении новых дистрибуторов (рефералов — от слова «referral», участник партнерской программы, который регистрируется по рекомендации другого участника). Чем больше рефералов, чем шире сеть, тем больше доход ее лидера (спонсора).

“Ъ” побеседовал с ветераном классического МЛМ-бизнеса. По его просьбе мы не называем его имя (ограничиваемся инициалами) и компанию, с которой он сотрудничает. И. М. в структуре одной из самых известных в мире сетевых компаний уже 27 лет и за эти годы дорос до самых высот МЛМ-иерархии. «Многие хотят сделать МЛМ-подразделение для своего бизнеса. И почему-то все думают, что это очень легко»,— рассказывает И. М. Главная сложность, по его словам, в том, что МЛМ — это лидерский бизнес. Если в компании нет ультимативного лидера, который будет «тащить паровоз», дело обречено. Но и одной харизмы организатора недостаточно. Необходимо наличие эксклюзивного, необыкновенного, «интеллектуального» продукта, в который верят все участники сети — от глобального лидера до начинающего дистрибутора. «Циничная продажа в МЛМ не работает»,— констатирует И.М.

pyramids

Кроме того, очень важно правильно продавать и привлекать рефералов. «Главное, чего хотят люди,— это отношения»,— отмечает И. М. Сначала нужно познакомиться, потом делается предложение. «И это не разовая акция»,— подчеркивает он. По словам И. М., классический МЛМ плохо работает в интернете, поскольку дистанционно очень трудно выстроить доверие. Дистрибуторы активно работают в соцсетях, но клиентов оттуда появляется немного.

«Лоховоды» и «хайполовы»

Однако опыт строителей новых онлайн-пирамид говорит об обратном: принцип построения многоуровневых клиентских сетей в интернете работает прекрасно, хотя и в измененном формате. Новый тип онлайн-МЛМ-бизнеса называется «матричным». В отличие от классического подхода, здесь никакого продукта может вообще не быть. По сути, продаются места в реферальной сети, так называемой матрице. Купив за скромную сумму несколько мест, участник затем может продать их следующим привлеченным рефералам. И так далее. Организатор сети получает прибыль с каждого реферала.

Зазывалы, вовлекающие клиентов в такие проекты, называются рефоводами, хотя на форумах чаще используется слово «лоховоды». В русском сегменте интернета уже появилась целая армия таких людей.

Работают они, как правило, сразу на несколько проектов. Так, несколько обнаруженных “Ъ” в Facebook представительниц сообщества вовлекали клиентов одновременно и в «Кэшбери», и в криптопроект PlatinCoin, и в некие инвестфонды «Автомайн» и «Евробит», параллельно распространяя БАДы и даже ивановское постельное белье. Рефоводы не скрывают, что зарабатывают не на инвестициях, а на построении матрицы.

Они прекрасно знают, что имеют дело с пирамидами, и отдают себе отчет, куда зовут своих многочисленных «френдов» из соцсетей.

Чтобы «клиент пошел», необходимо много и постоянно разговаривать с людьми, рекомендуют реферальщицы из матричного проекта Tirus LTD в своем видеоблоге. Нужно писать во все доступные мессенджеры. Искренне интересоваться собеседником. Задавать личные вопросы. «Впаривание, втюхивание» не работают. Не стоит приглашать в матричный бизнес сразу же при первом контакте. Первая встреча существует для того, чтобы назначить вторую и третью. Необходим личный контакт, общение голосом. Пусть даже по Skype. Переписка — как прелюдия к очной встрече. Очень хорошие результаты дает переманивание рефералов из одного проекта в другой. Люди опытные, но неудовлетворенные полученным финансовым результатом — лучшая клиентура.

Привлекать людей в сообщества в соцсетях, которые обещают «научить зарабатывать миллионы за месяц», очень просто, считает руководитель отдела SMM компании «Ситимобил» Владислав Кузьменко. «Гораздо проще, чем в сообщества брендов или тематические группы, даже просто развлекательные. Здесь работают законы, ровно противоположные тем, что существуют в классическом продвижении в интернете»,— указывает он.

Рецепт прост. Берется самый эффективный рекламный формат в конкретной соцсети (чаще всего это пост в ленте). Создаются креативы самого отвратительного качества, в которых обязательно показывается человек, который уже заработал 1 млн руб. «за 24 минуты после того, как подписался на ресурс». Креатив снабжается текстом с большим количеством эмодзи. Далее пост распространяется на широкую аудиторию, особенно выделяя тех, кто подписан на бизнес-паблики с мемами. При этом удерживать людей в таких сообществах достаточно легко: нужно постоянно публиковать выдуманные правила жизни, рассказывать «рабочие» кейсы, иногда — отзывы о том, как замечательно помог продукт (курс, контент в паблике и т. д.).

Словом, три главных правила таких стратегий — обещать золотые горы, делать это плохо и забыть про совесть, резюмирует Владислав Кузьменко.

Другой способ заработка на мошеннических проектах — инвестиции в хайпы. Хайп (HYIP) — аббревиатура от английского High Yield Investment Program. По сути, это те же пирамиды. Чем больше клиентов вложат денег, тем больше заработают организаторы. Инвесторы в хайпы тоже отлично знают, в чем дело. И понимают, что скам — закрытие проекта и исчезновение его админов с деньгами — неизбежен. Их мастерство не в том, чтобы привлечь как можно больше «лохов» в проект, а в том, чтобы вовремя вывести средства с прибылью. Прежде чем вложиться в хайп, они анализируют его и прикидывают, сколько осталось до скама. Не всегда прогнозы сбываются, и серийные «хайполовы» теряют деньги. Однако профессионалы хайп-инвестиций закладывают это в свой бизнес-план. Талантливые хайп-бизнесмены почти никогда не остаются внакладе.

Гуру бальзаковского возраста

Конъюнктура

Зачастую делают бизнес на привлечении клиентов в пирамиды нового поколения женщины за пятьдесят, рассказывают источники “Ъ”, знакомые с ситуацией. «К 50 годам эти женщины остаются без работы. Уволили, сократили. Найти новое место практически нереально. При этом они полны энергии, они могут двигать горы. Где им еще найти себе применение? Они и идут в сетевой бизнес. И часто достигают успеха»,— рассказывает один из собеседников “Ъ”.

Среди них, действительно, встречаются настоящие таланты. Например, Марина Б. Возраст — 50+. 30 лет отработала в строительной отрасли. Опыт в матричном бизнесе — восемь лет. Марина — профессиональный рефовод, ведет восемь тематических групп в соцсетях и блог на YouTube. Занималась в том числе и привлечением клиентов в матрицу «Кэшбери». За два последних месяца работы компании вывела со счета €2 тыс. Их она заработала по реферальной программе. Первоначальный ее взнос составил 19 тыс. руб. Своим последователям Марина рекомендует брать сразу несколько проектов, не вкладывать в них значительных сумм, не привлекать для этого заемных средств. Мониторить историю проекта, останавливаться на долгоиграющих пирамидах. Сейчас Марина набирает «паству» для участия в некоем «проекте о недвижимости». Его она считает настоящим бриллиантом, серьезным бизнесом, в котором можно зарабатывать. Вход — $170. За заполнение одной матрицы новыми клиентами платят $1 тыс. Каждый новый реферал, приходящий по рекомендации из матрицы, стоит $6.

Криптодетектив и депутат на тропе войны

Единственный в России профессиональный криптодетектив Владимир Дьяков в прошлой жизни занимался розыском пропавших банковских активов. Теперь он, организовав агентство Crypto Detective, мониторит российских клиентов по заказу западных компаний, а в свободное от работы время изучает и разоблачает мошеннические проекты в интернете.

Накануне скама «Кэшбери» Владимир Дьяков зафиксировал: в закрытой группе «ВКонтакте», где собирались инвесторы проекта, состояло 186 тыс. участников. «У них была закрытая инструкция, что для участников выше 13-го уровня (одна из ступеней в иерархии пирамиды.— “Ъ”) есть обязанность выезжать на любое мероприятие компании в России, где бы оно ни было. Если ты не едешь, тебя штрафуют и понижают уровень»,— говорит он. Сам господин Варданян в своих блогах сообщал, что на последнюю встречу «Кэшбери» в Сочи (кстати, она проходила в том же месте, где Банк России проводил форум Finopolis) приехало около 6 тыс. человек. Господин Дьяков полагает, что это люди, которые смогли в «Кэшбери» заработать. По его оценке, 12–13-й уровни присваивались участникам, привлекшим в пирамиду не менее 10 млн руб. «Получается, что денег в системе было гораздо больше, чем сейчас говорят. Это минимум 6 млрд руб.»,— оценивает он. А если учесть, что значительная часть средств вкладывалась за счет заемных денег, то масштаб катастрофы выглядит очень серьезным.

Без права на преступление

Правила игры

На сайте «Криптодетектива» список мошеннических проектов, скамов и пирамид постоянно растет и обновляется. Один из таких списков из 17 проектов недавно был направлен в Генпрокуратуру. «Мы направляли депутатский запрос со списком сайтов, в которых содержатся явные признаки финансовой пирамиды. Поскольку считаем, что лучше предупредить мошенническую деятельность, заблокировать эти страницы, чем потом разгребать ситуации, подобные «Кэшбери»»,— говорит заместитель председателя комитета Госдумы по контролю и регламенту Наталья Костенко. По ее словам, в ответе, который пришел от одной из прокурорских структур, указывалось, что данные сайты «имеют информационный характер». «Это при том, что все сайты, о которых мы писали, прямо содержат призыв к инвестированию и позволяют через личный кабинет «заработать на криптовалюте»»,— сетует госпожа Костенко. По словам господина Дьякова, правоохранительная практика борьбы с финансовыми пирамидами, существовавшая еще в 1990-е годы, «куда-то подевалась». А работа с мошенничеством в криптовалютных проектах еще и не начиналась. По словам госпожи Костенко, правоохранителям сложно доказывать преступные деяния с использованием криптовалюты, а также привлекать виновных в нарушениях имущественных прав граждан лиц, так как криптовалюта не признается объектом гражданских прав и потому не может быть признана и предметом преступлений.

Ежедневно в интернете возникают все новые пирамиды. Особенно часто — основанные на инвестициях в криптовалюты. «Блокчейн как будто бы создан для построения пирамид. Смарт-контракты очень удобны для реферальных программ,— поясняет господин Дьяков.— Тот, кто сверху, контролирует тех, кто внизу: на каждый поступающий условный электронный рубль, допустим, десять условных электронных копеек падает обратно в его кошелек. Это избавляет руководителей процесса от необходимости делать выплаты вручную, вести какие-то базы данных».

Законодательных методов борьбы с таким явлением пока нет. Нет состава преступления, нет доказательств, нет возможности разыскать организатора.

А чаще всего — нет и пострадавших, которые до последнего верят, что организаторы мошеннических проектов вернут им вложенные средства. Но, как говорит практикующий психолог Андрей Кёниг (см. интервью), даже понимание того, что их обманули, зачастую не приводит к отказу от участия в других пирамидах. Иррациональная вера в «успешный успех» и с небес свалившееся богатство — свойство, на котором будут зарабатывать все новые и новые Мавроди. До старта нового проекта Артура Варданяна осталось меньше двух месяцев.

Мария Сарычева