Меню

Экономическаяпреступность сегодня

19 Авг 2022, Пятница, 10:32
8.06.2011

Сирены и акулы российского бизнеса

Оноре де Бальзак писал, что за каждым крупным состоянием стоит преступление. В России невозможно заранее угадать, за каким успешным бизнесом может оказаться статья уголовного кодекса. Ни кажущаяся открытость компании, ни ее успешность, современность и инновационность не гарантируют отсутствия скелетов в шкафах.

На этой неделе прокуратура Краснодарского края направила в суд уголовное дело в отношении учредителя и директора ООО «Артекс-Агро» Надежды Цапок. Предпринимательница из печально известной кубанской станицы Кущевской обвиняется в мошенничестве. По версии следствия, возместив по подложным документам проценты за пользование льготными кредитами для сельхозпроизводителей, женщина похитила из федерального и краевого бюджетов свыше 15 млн рублей.

До того, как сообщения о жутких событиях в станице Кущевской заполнили все новостные ленты, «Артекс-Агро» считалось более чем преуспевающим и, не побоимся этого слова, инновационным предприятием. Оно единственное из всего района вошло в нацпроект «Развитие АПК» и на выделенные в его рамках средства успело построить современную молочную ферму. «Артекс-Агро» входило в число наиболее эффективных хозяйств страны, а также пользовалось репутацией дисциплинированного заемщика. Все изменилось в одночасье, после того, как фирма оказалась в центре внимания правоохранительных органов.

«Артекс-Агро» — далеко не единственный пример, когда вокруг внешне успешного и передового предприятия разгорался скандал. Недавно в международный розыск был объявлен бывший совладелец Северо-западной лесопромышленной компании Игорь Битков. Ему вменяется хищение около двух миллиардов рублей кредитных средств, выданных на развитие одного из предприятий холдинга СЗЛК – Неманского целлюлозно-бумажного комбината (Калининградская область). До того, как в 2008 году НЦБК подал в суд иск о собственном банкротстве, никто и не подозревал, что у настолько «преуспевающего» бизнеса могут быть финансовые трудности. Пресс-служба предприятия регулярно рапортовала о запуске новых производственных линий, переходе на инновационные технологии и закупке высокоточных приборов, а СМИ с радостью и даже, может быть, с гордостью публиковали эти новости. Уже после того, как бизнес СЗЛК стал разваливаться, как карточный домик, эксперты предположили: кредитные деньги не столько шли на модернизацию производства, сколько выводились владельцами СЗЛК и тратились на их личные нужды. Сколько именно кредитных денег было похищено, теперь устанавливают правоохранительные органы.

Российские предприниматели-инноваторы попадаются не только на кредитах, достаточно и других историй. На рубеже девяностых и двухтысячных мебельный гипермаркет «Три кита» был настоящим передовиком в технологиях торговли. Еще не избалованные «Икеей» и привыкшие к мебельным магазинам советского типа россияне воспринимали гигантский магазин с огромным выбором шкафов и гарнитуров едва ли не как чудо. Очарование развеялось после возбуждения уголовного дела о контрабанде. Не менее резонансным стало другое «контрабандное» дело, заведенное в 2009 году в отношении руководителей холдинга «Алтын». Тоже, кстати, предложивших рынку новый формат — ювелирный дискаунтер.

В этом контексте интересна роль российских деловых СМИ. Когда в 1990-м году вышел первый номер «Коммерсанта», в России еще агонизировала плановая социалистическая экономика. При этом сотрудники газеты искренне мечтали о развитом капитализме и цивилизованных деловых отношениях. Поскольку ни того, ни другого по факту не существовало, им пришлось в каком-то смысле придумать для себя новую капиталистическую Россию и начать ее летопись. Со временем их дискурс и язык, заимствованный у The Wall Street Journal, стали эталонными для российской прессы. И уже мало кто отдавал себе отчет, что настоящие российские реалии не вполне (а часто и вообще) не соответствуют виртуальному капитализму деловых СМИ — продукту их wishful thinking.

С тех пор прошло больше 20 лет и ситуация, конечно, изменилась. Но не настолько принципиально.

Знакомый предприниматель рассказал характерную историю о своем приятеле. Официально тот экспортировал высокоточное оборудование. В реальности же за границу по цене станков уходил металлолом, а бизнес заключался в незаконном возмещении НДС. В один прекрасный день «бизнесмену» позвонили из газеты с просьбой об интервью. Придя в себя от первого шока — «как они смогли меня найти?», он выяснил следующее. Журналист, знакомясь с таможенной статистикой, вдруг обнаружил, что, в стране, где, казалось бы, уже давно ничего не производится кроме нефти и газа, есть и выскотехнологичные, конкурентоспособные отрасли, чья продукция очень востребована на Западе.

Не стоит даже говорить, что случайно попавший в поле зрения прессы «передовик капиталистического труда» отказался от интервью под благовидным предлогом. А обратившийся к нему журналист, по всей видимости, так и не узнал, что в действительности стоит за таможенной статистикой.

СМИ ежедневно пишут об IPO, M&A, брэндинге и коучинге, создавая свою историю капитализма в России. При этом, если говорить откровенно, реальностью для большинства российских компаний являются не бонды и брэнды, а «крыши», распилы, заносы, рейдерские захваты, отмывание денег и обналичка.

Получается, что деловые СМИ в России невольно вводят своих читателей в заблуждение. И об этом обязательно стоит помнить молодым и неопытным, но амбициозным и мечтающим о предпринимательской карьере людям, а также потенциальным иностранным инвесторам. В неспокойном море российской экономики деловые газеты и журналы скорее играют роль мифологических сирен, которые заманивали мореплавателей своим прекрасным пением и заставляли их направлять корабли на скалы и рифы. Сказка ложь, да в ней намек: иногда стоит заткнуть уши, чтобы не достаться на съедение акулам. В том числе и акулам сурового российского бизнеса.

Автор: Анна Марченко