Меню

Экономическаяпреступность сегодня

18 Авг 2022, Четверг, 22:06
30.11.2015

Статья 169 болтается без дел

В России за полгода не было возбуждено ни одного уголовного дела о воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК), хотя подобные факты регистрировались по всей стране. Во всяком случае, за создание проблем бизнесменам к ответственности прокуроры привлекли более 11 тыс. чиновников. Бизнес-омбудсмен Борис Титов предлагает наделить надзорное ведомство правом возбуждать уголовные дела в защиту предпринимателей, а также обеспечить своим представителям доступ к материалам следствия.

"Факты ограничения свободы предпринимательской деятельности, создания препятствий для благоприятного делового климата в России все еще имеют распространенный характер",— заявил на спецсовещании по вопросам защиты прав предпринимателей генпрокурор Юрий Чайка. По его словам, за девять месяцев этого года в Центральном, Крымском, Северо-Западном, Северо-Кавказском и Южном федеральных округах прокурорами пресечено более 60 тыс. нарушений законов в отношении предпринимателей. За это в дисциплинарном и административном порядке наказаны 11 тыс. должностных лиц.

Как отметил генпрокурор, по всей стране предприниматели сталкиваются с несвоевременной оплатой со стороны госструктур уже исполненных ими контрактов. Задолженность перед бизнесменами только в пяти федеральных округах превысила 11 млрд руб. Причем заказчики не платят даже в тех случаях, когда по искам предпринимателей выносятся судебные решения.

При этом, отметил он, продолжаются необоснованные проверки деловых структур. Только за полгода прокурорами выявлено 16,5 тыс. таких мероприятий, за которые к ответственности привлечены более 2,5 тыс., как назвал их господин Чайка, "контролеров". Последние, кстати, проводят выездные проверки даже по анонимным сообщениям.

По словам господина Чайки, есть "обоснованные" претензии и к самим прокурорам. "Мы им (прокурорам.— "Ъ") неоднократно указывали на недопустимость подмены работы контролирующих органов. Не припомню совещания или коллегии, где об этом не шла бы речь, однако такие случаи зафиксированы снова. Например, в Москве прокуроры боролись с торговлей алкоголем без лицензии, а в Астраханской, Новгородской и Смоленской областях возбуждали административные дела за неправильно установленные рекламные конструкции",— сообщил генпрокурор, потребовав, чтобы прокуроры "исключили" подобные факты.

Ранее, по его словам, всем прокурорам была поставлена задача — жестко пресекать любые действия, связанные с воспрепятствованием законной предпринимательской деятельности. "И каков результат? — спросил собравшихся в зале господин Чайка и сам же ответил: — В первом полугодии ни одного уголовного дела по ст. 169 УК не возбуждено!" Господин Чайка тут же попросил сотрудников центрального аппарата Генпрокуратуры выяснить "причины такого положения" и ему лично внести предложения о наказании виновных.

Первый замгенпрокурора Александр Буксман заявил о том, что прокурорам десяти регионов с самым низким инвестиционным климатом поручено проверить эффективность работы местных властей. "Несмотря на то что федеральным центром принимаются значительные меры, направленные на поддержку бизнеса, власти в отдельных субъектах федерации явно недорабатывают",— заявил он. По его словам, национальный рейтинг состояния инвестиционного климата в регионах России, подготовленный Агентством стратегических инициатив в этом году, свидетельствует, что в ряде субъектов ситуация с обеспечением прав предпринимателей "требует более пристального внимания". Поэтому прокурорам Ставропольского края, Архангельской, Волгоградской, Калининградской, Новгородской, Рязанской, Смоленской, Тверской и других областей совместно с "предпринимательским сообществом" и региональными бизнес-омбудсменами "надлежит определить круг существующих административных барьеров" и "дать принципиальную оценку действиям и бездействию местных властей". Надзор за соблюдением прав предпринимателей должен быть системным, подчеркнул господин Буксман.

"Ваша (прокурорская.— "Ъ") поддержка, что называется, дорогого стоит",— заявил, в свою очередь, уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов, отметив, что если бы такую же позицию занимали остальные правоохранительные структуры и госорганы в целом, то бизнес развивался бы в России быстрее, а экономика меньше зависела бы от цен на нефть.

Бизнес-омбудсмен рассказал, что с 2012 года число арестованных за экономические преступления выросло с 3,8 тыс. до 6,1 тыс. Если три года назад под стражей находились 3,3 тыс. обвиняемых в мошенничестве, то в этом году — уже более 5 тыс. В соответствии с УПК аресты за совершение преступлений в сфере предпринимательской деятельности применяться не могут, однако суды более чем в 90% случаев удовлетворяют арестные ходатайства следствия, а еще чаще продлевают их.

При этом сроки нахождения предпринимателей под арестами фактически не ограничены. Например, отметил господин Титов, в Ростовской области с июня 2010 года в СИЗО содержится бизнесмен Юрий Осипенко, обвиняемый в мошенничестве и растрате (ст. 159 и 160 УК).

Борис Титов попросил сотрудников Генпрокуратуры "усилить надзор за обоснованностью избрания мер пресечения", сказав, что они должны ориентировать суды на залоги, домашние аресты и подписки о невыезде. По его словам, при арестах обвиняемые, не имея доступа к материалам следствия, зачастую даже не знают, что им конкретно и по каким эпизодам инкриминируется, а потому не могут правильно выстроить линию защиты. "Конечно, есть тайна следствия,— сказал господин Титов,— но тем не менее мы просим поддержать наше предложение о наделении уполномоченного по защите предпринимателей правом доступа к материалам следствия при их направлении в суд для избрания меры пресечения". Впрочем, обеспечить такой доступ вряд ли будет возможно, поскольку бизнес-омбудсмены не являются сторонами по уголовному делу. Тем не менее господин Титов полагает, что надо "проработать" и вопрос о введении ответственности за нарушения, допущенные при арестах. Следователей и прокуроров, считает он, можно было бы, например, дисквалифицировать.

"К нам поступает огромное количество жалоб, связанных с изъятием документов. Причем изымаются документы, не относящиеся к предмету расследования, а сроки их возвращения не обосновываются",— пояснил господин Титов. По его словам, проблемы с документооборотом возникают и в ходе проверок, проводимых сотрудниками той же прокуратуры. В рамках одной проверки могут запросить более 50 тыс. листов документов. В этом году такие проверки, особенно в отношении торговых сетей, сказал он, приобрели массовый характер.

Отметив вслед за генпрокурором, что ст. 169 УК редко применяется в уголовной практике, господин Титов предложил наделить правом возбуждения подобных дел надзорщиков, так как все остальные правоохранительные органы, как правило, негативно относятся к бизнесу.

Источник: «Коммерсант», 28.11.2015

Автор: Николай Сергеев