Меню

Экономическаяпреступность сегодня

04 Июн 2023, Воскресенье, 20:42
10.06.2011

Те-Кого-Можно-Называть

В судебной практике может быть создан революционный прецедент разрешения корпоративных конфликтов. Как стало известно "Ъ", в ближайшее время президиум Высшего арбитражного суда (ВАС) рассмотрит дело, в котором суд впервые в истории использует понятие "рейдерская атака", до этого старательно избегаемое судами всех инстанций. Речь идет о давнем конфликте акционеров поволжского сотового оператора СМАРТС с компанией "Сигма Капитал Партнерз" предпринимателя Леонида Маевского. По мнению юристов, теперь арбитражные суды смогут взыскивать убытки, возникшие из-за корпоративных конфликтов и в других делах, имеющих признаки рейдерства.

31 мая коллегия судей ВАС передала в президиум для пересмотра дело о взыскании с ООО "Сигма Капитал Партнерз" 2,48 млрд руб. убытков (включая упущенную выгоду) по заявлению Angentro Trading & Investments (кипрский офшор, контролируемый основателем и основным владельцем СМАРТС Геннадием Кирюшиным). В 2005 году "Сигма" (сейчас контролируется Леонидом Маевским) перекупила у ВЭБа за 1,677 млрд руб. право требования $56,3 млн к Angentro. Изначально обеспечением долга были 25% минус 1 акция СМАРТС, впоследствии залог был увеличен до 32% оператора. "Сигма" в многочисленных исках, рассматриваемых судами Москвы и Санкт-Петербурга, пыталась получить права на заложенные акции. В рамках этих разбирательств по ходатайствам "Сигмы" были приняты обеспечительные меры в виде ареста акций. Кроме того, акционерам СМАРТС было запрещено изменять уставный капитал компании и проводить ее реорганизацию или ликвидацию. Обеспечительные меры действовали с ноября 2005 года по июль 2008 года.

В середине 2009 года "Сигма" была продана предпринимателю Леониду Маевскому. До продажи владельцем "Сигмы" называл себя Павел Свирский. Впрочем, в самой СМАРТС заявляли, что за его действиями стояла АФК "Система". Геннадий Кирюшин в открытом письме основному акционеру и председателю совета директоров "Системы" Владимиру Евтушенкову предлагал "завершить эту ситуацию за столом переговоров". По его информации, всего на рейдерскую атаку АФК потратила около $180 млн.

"Сигма" спровоцировала акционеров СМАРТС на ответные действия — в мае 2009 года Angentro от имени владельцев более 95% акций оператора потребовала возместить 2,48 млрд руб. убытков, причиненных обеспечительными мерами. Арбитражный суд Санкт-Петербурга отклонил иск. В решении указывалось, что акции арестовывались в том числе и по требованию самих акционеров, а факт и размер убытков, нанесенных именно действиями "Сигмы", не доказан.

Прирост стоимости акций оператора (по сравнению с затратами акционеров на их приобретение) превысил 1095%, и хотя он был меньше роста отраслевого индекса "РТС Телекоммуникации", суд не связал это с обеспечительными мерами. Кассационный суд оставил это решение без изменения.

Но коллегия судей ВАС нашла основания для пересмотра дела. Тройка судей отметила, что действие спорных обеспечительных мер в течение более чем двух лет приводит к возникновению убытков у собственников акций, поскольку те лишаются возможности распоряжаться ими. В данном случае компания не могла провести реорганизацию и выйти на IPO, а банки отказывались кредитовать СМАРТС до урегулирования корпоративного конфликта. Кроме того, в конце 2007 года оператору не удалось продать по наивысшей стоимости акции "Вымпелкому" (см. справку).

Тройка судей также не согласилась с тем, что обеспечительные меры не нанесли никакого ущерба акционерам. Выросшую стоимость акций СМАРТС коллегия ВАС связала с "разумностью действий акционеров", а обеспечительные меры заведомо лишили общество возможности развиваться теми же темпами, что и другие участники телекоммуникационного рынка. Коллегия посчитала, что действия самих акционеров СМАРТС по наложению ареста на акции, не нанесли ущерба компании. "Обеспечительные меры, принятые по собственным заявлениям акционеров, являясь частью защиты акционеров от рейдерской атаки со стороны "Сигма Капитал Партнерз", могли быть отменены также по собственным заявлениям акционеров в случае необходимости",— подчеркивается в определении.

Коллегия подчеркивает, что отказ в иске о взыскании убытков, возникших из-за принятия обеспечительных мер, означал бы отсутствие защиты общества от компаний, заявляющих необоснованные требования и обеспечительные меры по ним. Суд не может отказать в иске о возмещении убытков, потому что их размер "не может быть установлен с разумной степенью достоверности", в этом случае суд должен сам определить их размер. Здесь, считает коллегия, должна быть принята во внимание стоимость акций компании, не обремененной необоснованными исковыми требованиями и обеспечительными мерами.

По мнению экспертов, если определение тройки судей от 31 мая поддержит президиум ВАС, это будет означать революцию в рассмотрении корпоративных споров. Тем более важно, что такой прецедент создается в громком деле, отмечает управляющий партнер адвокатского бюро "Бартолиус" Юлий Тай. Он напоминает, что в законодательстве РФ термин "рейдерская атака" не используется и коллегия судей ВАС впервые применяет такую формулировку. "Теперь суды смогут учитывать такую категорию как "действия, защищающие от рейдерской атаки"",— говорит Юлий Тай. Важнейший момент — впервые суд четко высказался по проблеме возмещения убытков, возникших из-за корпоративного конфликта. "Коллегия заняла жесткую позицию об обязательной ответственности лиц, заявляющих необоснованные требования, чьи действия приводят к убыткам. Труднодоказуемость убытков, нанесенных в результате рейдерских атак, не означает, что в таких исках надо отказывать",— говорит Юлий Тай. "Если президиум ВАС согласится взыскать убытки, то такой прецедент станет революционным для российской судебной практики и значительно повысит уровень защищенности обществ",— отмечает он.

В СМАРТС говорят, что намерены взыскивать убытки с "Сигмы" и других компаний, причинивших им ущерб, если их вина будет доказана в суде. Леонид Маевский и представители "Системы" отказались от комментариев.

Источник: "Коммерсант", 10.06.2011

Автор: Анастасия Горшкова, Анна Балашова, Елена Колычева