Меню

Экономическаяпреступность сегодня

30 Май 2023, Вторник, 07:55
3.11.2010

«Я думаю, какая-то коррумпированная богатая крыша решила это исполнить»

2 ноября сотрудники Главного следственного управления при ГУВД Москвы при поддержке спецназа провели обыски и выемки документов в трех офисах Национального резервного банка (НРБ). Глава банка экс-депутат Госдумы Александр Лебедев рассказал в прямом эфире "Коммерсантъ FM" как проходили обыски и поделился своими предположениями о том, кто за ними мог бы стоять.

Ведущий Андрей Норкин: Сейчас в прямом эфире "Коммерсантъ FM" глава Национальной резервной корпорации Александр Лебедев. Александр Евгеньевич, добрый вечер.

Александр Лебедев: Добрый вечер.

— Мы еще от вас комментариев пока не получали, хотелось бы вашу точку зрения узнать.

— Я ничего не комментировал, я вот только сейчас уехал из банка, когда ушли многочисленные спецназовцы, сотрудники ФСБ, следователи, оперативники…

— Теперь у вас есть возможность.

— Если это расследование в отношении клиента, то, конечно, они могли просто запросить у нас в любой форме бумагу, и мы бы ее, конечно, отдали. Мы такие запросы регулярно исполняем.

— А почему не запросили? Как это все происходило?

— Я думаю, какая-то коррумпированная крыша богатая решила исполнить. Обычная наша такая ситуация. И сколько тандем не говорит там, с одной стороны, не надо маски-шоу – это все говорил Путин и даже был приказ Устинова. И сколько не говорит Медведев не кошмарить бизнес, это пока не работает. Это кто-то проплатил, совершенно очевидно. В надежде что вдруг как-то там клиенты побегут, хотя это довольно-таки смешно. А на самом деле они занимаются, якобы с их слов, расследованием по «Российскому капиталу» одной сделки 2008 года. Я просто взял, залез в свои архивы и отдал им все эти бумаги — я написал там около 20 писем в правоохранительные органы: в ФСБ, в МВД, в прокуратуру, в Контрольное управление администрации, в правительство, в ЦБ, что мы обнаружили в банке «Российский капитал» исчезнувшие 3,5 млрд рублей, которые оттуда исчезли до кризиса. На что мне бывшие владельцы объяснили: у нас крыша есть.

— Бывшие владельцы – это кто?

— Это люди, которым принадлежал «Российский капитал». Я получил на все свои письма ответы, что здесь нет состава преступления. Поэтому первое, что я показал следователям: ребята, да наконец-то, я вас жду, чтобы вы пришли расследовать, через полтора года, замечательно. Вы же понимаете, что мы вам с удовольствием окажем всяческое содействие. Только зачем вы обвешанных бомбами, гранатами и пулеметами спецназовцев с собой привели?

— А они что говорят?

— Ну, знаете, говорят, у нас милицию не любят, поэтому мы так ходим. Я им сказал, ну от этого вас будут больше любить. Они сами смеются. Видимо, они выполняют какое-то специальное поручение. Я далек от мысли, что это поручение носит какой-то политический характер. За «Новую газету», там, вольнодумство… Да нет. У нас это все уже на среднем уровне исполняется. Бывшая чета строителей, которые у нас были в городе, могли кому-нибудь отнести там пару миллионов долларов. А я должен бегать и думать. На самом деле ничего нового-то в этом для нас нет, я поэтому ничего целый день и не комментировал. Ну а что вот тут скажешь? Обидно, для инвестиционного климата возмутительно, для нормального бизнесмена (а я не государственный бизнесмен, а частный) просто чудовищно.

— Вы оставите это без ответа?

— Нет-нет, конечно, нет. Завтра мы всех юристов, которые в городе есть, снарядим. Мы посмотрели, есть решение Тверского суда…

— Насколько я понимаю, они должны были предъявить это решение суда?

— Они ничего не хотели предъявлять, даже удостоверений. Через три минуты, когда их там охрана на входе, а мы сидим вместе с «Роснано», стала спрашивать, туда вошли 20 человек спецназа. Приехали на автобусах, все шлагбаумы вокруг здания были такими же людьми с автоматами оцеплены, все это сопровождалось машинами милиции. Ну просто военная операция против какого-то там джамаата. Хотя могли бы лучше применение найти для таких могучих сил и средств. Еще раз говорю, что отдать эту бумажку… Но решение судебное есть, зачем, правда, идти в суд для того, чтобы изъять бумажку? И что такое нужно судье объяснить при прокуроре, что мы будем войсковую операцию в центре города проводить против банка, которому 20 лет и который едва ли не один из самых прозрачных в стране — я уж точно этого добился за эти годы. Но дальше они отправились еще в одно здание, куда у них решения судебного на обыск не было. Поэтому, конечно, мы все это будем оспаривать. Мало того, если у нас хоть копейка клиентская из банка уйдет в результате, мы точно предъявим имущественные иски. Но пока никому особо не удалось найти ничего и взыскать с наших правоохранителей. Вот, ждем закона о полиции, когда им невозможно будет шастать где угодно. Ну и потом недавно был разговор в Минфине, что будет специальный счет, что если они неправы, то можно будет оттуда взыскивать деньги. Я бы, конечно, их на зарплату наказывал бы. Другое дело, они на зарплату не живут. Вобщем, все это смешно, если бы не было так грустно.

Источник: "Коммерсант-Онлайн", 02.11.2010