Меню

Экономическаяпреступность сегодня

24 Фев 2021, Среда, 21:17
15.07.2010

Самый гуманный суд в мире

Тенденция последнего времени – либерализация законодательства в отношении преступивших закон бизнесменов. В апреле вступил в силу президентский пакет поправок в законодательство, которые смягчают наказание за преступления в сфере экономики. Изменения внесены в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, а также в федеральный закон «О порядке въезда в РФ и выезда из РФ». Заключение под стражу обвиняемых в экономических преступлениях теперь допускается только в исключительных случаях, а вместо арестов предложено шире использовать залоговые инструменты.

Но законодатели не останавливаются на достигнутом. Группа депутатов-единороссов намерена в ближайшее время внести в Госдуму еще один проект поправок в Уголовный кодекс, смягчающий наказания за преступления в сфере экономической деятельности. Зампреды комитетов по законодательству и безопасности Владимир Груздев, Андрей Назаров и Михаил Гришанков предлагают повысить сумму ущерба, за которую строже карают, и дифференцировать ущерб на причиненный обычным гражданам и юридическим лицам. За ущерб на сумму менее 12 млн рублей тюремное заключение не будет грозить предпринимателям, если они привлечены к ответственности за неправомерные действий при процедуре банкротства, незаконную банковскую деятельность, незаконное использование товарного знака (если преступление было совершено группой лиц), а также за изготовление, хранение и реализацию поддельных денег или ценных бумаг.

Впрочем, если обратиться к судебной практике, то экономические преступники в России и сейчас не слишком строго наказываются.

Вот, к примеру, предприниматель Ананьев производил некую жидкость и продавал через аптеки как настойку боярышника. Его завод подпольно функционировал в деревне Курилово Калужской области пару лет, выпуская по 2,5 млн флаконов в месяц. В 2007 году следственный комитет МВД возбудил уголовное дело по данному факту. Расследование установило, что предприниматель Ананьев заработал на липовой настойке 66 803 583 рубля. И Обнинский городской суд Калужской области приговорил его за это к штрафу 150 тысяч рублей.

В мае прошлого года в Новосибирске был вынесен приговор по делу о незаконном обналичивании и отмывании крупных денежных сумм. По данным следствия, банкир-нелегал Владимир Балаклеевский за четыре года обналичил более 13 млрд рублей, заработав на незаконной банковской деятельности 32 млн. Предпринимателя, полностью признавшего вину, суд приговорил к 3,5 года условно и штрафу в размере 100 тысяч рублей.

В Ростове суд признал виновным Михаила Каплиева, директора сети игровых заведений, по восьми эпизодам ст. 199.2 «Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которого должно производиться взыскание налогов и сборов». Каплиев задолжал налогов на 21 млн рублей. Наказание – 3 года условно. И ни слова о конфискации имущества или возмещении ущерба – ни в первом, ни во втором, ни в третьем случае.

Для сравнения: недобросовестным налогоплательщикам в Канаде, Болгарии, Франции, на Украине и в Германии грозит срок до 10 лет лишения свободы. Правда, в Канаде такой срок ожидает руководителей компании, если размер неуплаченных сумм будет признан судом крупным, а во Франции и на Украине этот срок придется отбывать всем нарушителям, совершившим налоговое преступление повторно. Законодательство Германии и Болгарии более избирательно: в тюрьму можно сесть, если в суде будет доказано, что для укрывания налогов использовались навыки профессионала-бухгалтера или эксперта по налогообложению.

В Америке за некоторые виды экономических преступлений вполне можно оказаться за решеткой пожизненно. А в Китае за «получение обманным путем государственного налога», например за незаконное требование возврата НДС в крупном размере, можно даже расстаться с жизнью.

У нас же в стране, судя по всему, если кто и получает реальные сроки, то пожалуй, лишь те бизнесмены, на которых поступил «заказ». Бытует мнение, что предприниматели как-то научились договариваться с судьями – к примеру, за долю от «нажитого преступным путем». Оперативные сотрудники говорят, что предприниматели, по которым ведется предварительное следствие, даже не пытаются скрыться за границей – настолько уверены в том, что если и дойдет дело до суда, то всегда удастся «откупиться» и получить условный срок или даже просто штраф. Бывают дела, на расследование которых уходят годы, а преступники потом получают символический штраф в какие-нибудь 100 тысяч рублей. Стоит ли удивляться, что экономическая преступность в России цветет буйным цветом?

Впрочем, есть и другая точка зрения: в России в отношении экономических преступников работает настоящее правосудие. А именно: судьи прекрасно понимают, что у нас ни один предприниматель не в состоянии зарабатывать, если не будет нарушать закон – он просто будет неконкурентоспособен. И поэтому, учитывая реалии российского бизнес-поля, судьи – абсолютно безвозмездно – выносят предпринимателям как можно более мягкие наказания.

Автор: Светлана Локоткова