Меню

Экономическаяпреступность сегодня

22 Июл 2024, Понедельник, 20:15
7.03.2023

Forbes ознакомился c материалами дела, приговор по которому юристы называют первым за p2p-торговлю на криптобирже

В 2022 году, когда переводить валюты за рубеж стало сложно, популярность у россиян приобрели р2p-площадки на критобиржах. Пользователи таких площадок могут получать доход, в том числе, продавая специальные «рублевые коды». Однако есть большой риск оказаться участником мошеннической схемы. Forbes ознакомился c материалами уголовного дела, приговор по которому юристы называют первым за p2p-торговлю на криптовалютной бирже.

Криптообмен как способ заработка

В феврале 2021 года Александр Евдокимов (имя изменено по просьбе героя) искал источники дополнительного заработка: у него не было постоянной работы, но нужно было оплачивать аренду квартиры и повседневные расходы. Он увлекся изучением сферы майнинга и криптовалютной торговли и наткнулся на криптовалютную биржу Garantex. Но зарабатывать там он решил не трейдингом, а продажей так называемых рублевых кодов Garantex.

Код Garantex — это набор букв и цифр, который пользователь биржи может приобрести у самой биржи или на внебиржевой торговой площадке. Например, если пользователь покупает код на 100 рублей, Garantex блокирует на его счету такую же сумму. Далее пользователь может продать или передать свой код другому пользователю, установив комиссию в несколько процентов от суммы кода. Купивший код человек может обменять его на любую фиатную валюту или криптовалюту, доступную на бирже. Таким образом, покупая коды, пользователи биржи могут быстро и в любое время суток «завести» на свои криптокошельки деньги, избегая ограничений от банков и не посещая офис Garantex. Подобная опция есть и на других криптобиржах, например на Binance. В итоге продавец кода получает оплату за него на обычную банковскую карточку — и зарабатывает комиссию за свои услуги: от 1% до 3% от сделки.

По мнению управляющего партнера юридической фирмы DRC Саркиса Дарбиняна, для криптобирж продажа кодов — своего рода маскировка, которая позволяет обходить «узкие места» в законодательстве. «Клиент биржи продает как бы не криптовалюту и не деньги, а код, который, по сути, позволяет пополнить баланс в любом номинале», — говорит он.

Евдокимов стал продавать «рублевые коды» биржи, а взамен получал деньги на свою личную банковскую карту, а также карты своей девушки и ее брата. Позже, изучая чаты криптовалютного сообщества в Telegram, он узнал, что иногда через сделки по продаже «рублевого кода» на банковские счета продавцов кода поступают деньги, добытые преступным путем, например от мошенников. В чате под названием «Черный список Garantex» пользователи рассказывали, что после подобных сделок их банковские счета арестовывают правоохранительные органы, а их самих вызывают на допросы.

Евдокимов серьезно относился к передаче и обмену валют на криптобирже и пытался обезопасить себя от незаконных сделок. Он старался совершать сделки с теми пользователями биржи, которые давно зарегистрированы на Garantex и уже провели много других транзакций. Людей, которые переводили ему деньги за код Garantex, Евдокимов просил сфотографировать банковскую карту, с которой будет совершен перевод,  чтобы удостовериться, что карта действительно принадлежит человеку, а деньги не украдены.

Однако все это не гарантировало, что на карту молодого человека не поступали деньги от мошенников или злоумышленников. Такая возможность по-прежнему существовала и полностью застраховаться от нее было невозможно. Евдокимов это знал, но продолжал зарабатывать свои проценты на сделках по денежным переводам и обмену криптовалют.

Незаконная сделка

23 февраля 2022 года Евдокимов совершил очередную сделку: продал «рублевый код» на 900 000 рублей пользователю с ником tradeoffer. С помощью кода tradeoffer получил 900 000 рублей на свой аккаунт в Garantex, а Евдокимов — деньги на карту Сбербанка, которая принадлежала его девушке Анастасии (имя изменено по просьбе героя).

Уже через несколько дней банковская карта Анастасии оказалась заблокирована. Впоследствии выяснилось, что это произошло из-за сделки на Garаntex. Деньги, которые пришли на карту девушки, оказались похищенными по классической схеме со звонком из «службы безопасности» крупного банка и просьбой перевести средства на «безопасный счет».

«Безопасным счетом» в итоге оказалась карта «дропа». Так называют людей, которые передают данные своей карты мошенникам для проведения незаконных денежных переводов. Владельцем карты был Николай Суханов (имя изменено), курьер в доставке суши. Через его карту мошенники прокручивали похищенные деньги, а сам он получал процент от таких переводов.

Именно с карты Суханова 900 000 рублей поступили на счет девушки Евдокимова Анастасии. Вскоре и Евдокимова, и Суханова арестовали. «Его дернули по заведенному уголовному делу, он оказался у следователя, у него забрали все вещи и начали прессовать: «Все, ты злодей», — рассказывал адвокат Евдокимова, основатель юридического агентства Cartesius Игнат Лихунов. По версии следствия, все стороны были знакомы друг с другом: Евдокимов, Суханов и «неустановленные лица» действовали в преступном сговоре.

В приговоре суда отмечается, что оба молодых человека жили в разных концах России — где именно они познакомились и когда «вступили в преступный сговор», следствию неизвестно. По словам адвоката, Евдокимов никогда не был знаком с Сухановым и не знал о случившемся мошенничестве.

Как объяснил Лихунов в разговоре с Forbes, Евдокимов попал в «треугольник» — мошенническую схему, при которой в транзакциях через криптобиржу на самом деле задействовано три человека. В ходе p2p-сделки Евдокимов отдал код Garantex пользователю под ником tradeoffer, а рубли на карту Сбербанка получил от Суханова. Проводя сделку по обмену, он не мог знать, что эти рубли украдены, подчеркивает адвокат.

Евдокимов и Суханов признали себя виновными и получили два и 2,5 года условно. Также они должны возместить ущерб от действий мошенников. Адвокат Евдокимова собирается обжаловать приговор.

Как защититься

По словам Лихунова, из-за отсутствия законодательного регулирования оборота криптовалюты, подобные дела о краже денег и переводе их на криптовалютные кошельки неизвестных лиц появляются часто. Но чаще всего дело заканчивается тем, что человек, который совершил p2p-обмен и получил на счет незаконные деньги, объясняется с сотрудниками правоохранительных органов и его отпускают как свидетеля, а само дело «умирает» — то есть приостанавливается в связи с тем, что настоящего телефонного мошенника органам найти не удается, объясняет Лихунов. Случай, когда дело дошло до суда, — первый в такой практике, добавляет он.

Запросы по мошенничеству, связанному с криптовалютами, поступают в отдел комплаенса криптовалютной биржи достаточно регулярно, рассказывает представитель Garantex Евгения Бурова. Однако, по ее словам, ситуация, которая случилась с Евдокимовым, — предельно редкая. «Поскольку рынок криптовалют очень молодой, регулирование неустоявшееся, правоохранительные органы недостаточно обеспечены информацией, инструкциями, практикой правоприменения, случаются подобные неприятные ситуации», — объясняет Бурова.

Подавляющее большинство пользователей p2p-платформ рано или поздно сталкиваются со злоумышленниками, рассказывает основатель криптосервиса Satoshkin Дмитрий Степанин. Он добавляет, что в первую очередь в зоне риска находятся новые аккаунты — мошенники видят, что появился новичок и пытаются его обмануть. Чтобы защититься от столкновения со злоумышленниками, Степанин рекомендует не проводить сделки в мессенджерах или на сторонних сайтах, а использовать инфраструктуру биржи или p2p-сервиса. Второе правило — совершать сделки с аккаунтами, которые уже зарекомендовали себя на бирже, то есть имеют высокий рейтинг и большое количество сделок. Если же пользователь все же столкнулся с мошеннической операцией и стал частью дела, которое завели правоохранительные органы, ни в коем случае не стоит врать на допросах, добавляет глава финансовой платформы InDeFi Smart Bank Сергей Менделеев. Он рекомендует сохранять всю информацию, которая может объяснить суть той или иной сделки с участием криптовалютных бирж, например переписку с контрагентом. Хранить такие документы нужно не меньше нескольких лет, добавляет эксперт.

«С учетом того, что иногда правоохранительные органы, не разобравшись в сути проводимых сделок, начинают «грузить» всех на соучастие в преступлении, я бы рекомендовал выучить наизусть телефон адвоката и звонить ему при первых же признаках интереса к себе в этой сфере», — заключает Менделеев.

Анастасия Скрынникова